ПЕРЕКРЁСТОК ВСЕЛЕННЫХ

18.05.2017 12:49

Глава 1 Авария

Глава 2 Полит

Глава 3 Нечто

Глава 4 Находка

Глава 5 Перекрёсток вселенной

Глава 6 Метеорит

Глава 7 Испытание

Глава 8 Спасение

Глава 9 Легенда

 

ЧАСТЬ 1 Авария

Полит* (*космический корабль) безумно вращался вокруг своей оси. Давление возрастало. Аварийная система сходила с ума. Казалось, рядом распахнулась раскалённая жаровня, так стало нестерпимо душно. Волной поднялось колебание воздуха, тяжёлым дыханием ворвавшись в центральный отсек. Всё задохнулось в горячем шквале, предвестнике всепоглощающего огня. Перед глазами поплыли красные круги. Руки заскользили вдоль пульта. Положительной динамики не предвиделось. Ситуация была критическая, безвыходная.

«Если не я, то кто?»

Если бы не эта, грянувшая в голове чугунным колоколом мысль, всё давно бы закончилось. И да, это «если не я, то кто» – способно свершить чудо.

Незадолго до сбоя системы Никитина ощутила горячую волну, пронзившую корпус полита. Что-то извне соприкоснулось с кораблём. Схватило, зажало крепкими, безжалостными тисками, закрутило.

Нет. Теперь она останется. Здесь нет спасательной капсулы. Да и зачем? Ведь она находится так далеко от Земли. Пять земных лет отделяют её от дома.

«Что это, что это?»

Снова дурное предчувствие. Как тогда на экзамене. Некоторое время, пребывая в прострации, Никитина наблюдала за белым водоворотом. Невозможно было сопротивляться, не имело смысла противиться. Ей оставалось лишь вспоминать. Прошлое, если оно когда-то существовало, вспыхнуло и замерцало как на белом полотне экрана. Обрывки фрагментов сменяли один другой с форсирующей частотой.

Да, Никитина уже сталкивалась с подобным испытанием. Много лет назад. И ей необходимо было восстановить в голове картину прошлого. Её экзаменационный корабль загорелся в слоях атмосферы Земли, из-за сбоя в тормозной системе. Тогда волею судьбы ей удалось спастись. Каким образом она пробралась через неисправный люк шлюзового отсека и покинула деформированную, стремительно несущуюся к земле ракету, тому нет объяснений. Стратосферу она преодолела на парашюте в герметичном скафандре. Ракета выгорела дотла.

Она сама была в замешательстве, рапортуя о случившемся. Сама удивлялась. Ещё долго, за её спиной, обсуждали невероятный случай. Как ей удалось спастись? Что в ней такого? В тоненькой, смуглой девочке с длинной косой и большими тёмно зелёными глазами? Но она выжила. Конечно, не обошлось без травм. Кроме многочисленных ушибов, она сломала бедро и получила сотрясение мозга. Но молодое тело, благодаря упорному труду и жизненной воле, быстро восстановилось.

Впрочем, в последующем, Никитиной пришлось обойти множество инстанций, доказывая профпригодность. Как медалистке ей предлагали место инструктора. Но она не мыслила жизни без полётов в невесомости. Она была одержима ими.

Её мечту не сломил тернистый путь от комиссии к комиссии. Хотя прошло три года, прежде чем Международный Космический Центр обжаловал её прошение о восстановлении в центр полётов, Никитина была крайне настойчива и не сдавалась. Годы вне центра прошли не зря. Годы самоотверженных тренировок и изучения конструктивных особенностей новых космических кораблей укрепили её организм, силу духа, заполнили пробелы в учёбе новыми знаниями.

В дальнейшем её познания и безупречные полёты на вновь испытуемых аппаратах удивили даже придирчивую комиссию МКЦ. И в конечном итоге она была рекомендована к включению в основной состав космонавтов - испытателей безвоздушного пространства.

В то время, пока Никитина получала опыт, технологии стремительно набирали обороты. Солнечные батареи поддерживали станции возле удалённых планет Солнечной системы. Но для дальних полётов, конечно, нужно было что-то иное.

Огромный прыжок в будущее совершило удивительное открытие учёных, которые смогли получить новый вид энергии. Коллайдер XXR расщепил космические лучи, их ионизированные атомные ядра, и люди смогли получить топливо для сверхскоростных ракет. Так появилась энергия, получаемая из самого космоса. Так появилась надежда достичь желанной цели.

Несколько столетий назад, ещё до знаменательного открытия, в далёкий космос отправились роботы, на открытую астрономами зкзопланету земного типа RY. Планета по всем параметрам походила для существования. Она дарила шанс человечеству.

Целью роботов было успешно достичь планеты, построить жилую базу и космодром. Тот факт, что по пути многие роботы терялись на десятки лет, казалось неразрешимой загадкой. Сомнительным было и то, какие данные отправляли роботы с новой базы. Поэтому было решено, что прежде чем отправлять первых поселенцев в долгий и, возможно, безвозвратный путь, необходимо было проинспектировать планету кому-то из первопроходцев.

Пять ракет «Север 1», «Восток 1» и «Восток 2», «Запад 1» и «Запад 2» с высококлассным экипажем на борту с разрывом в пятьдесят лет отправились сквозь ледяную пустыню вселенной покорять неведомую землю. Несколько десятилетий они неслись к заветной цели. Но безуспешно. Они так и не долетели. Никому из людей не удалось достичь новой гавани.

Теперь всё изменилось. Носитель с новым видом энергии должен был значительно уменьшить время пути и риск неудачи. Задача была прежняя. Пересечь далёкий космос, достичь и обследовать планету земного типа RY. Подтвердить или опровергнуть данные о возможном переселении.

Так же важно было испытать сам корабль. Усовершенствованный полит формой напоминал юлу, центральная ось которой вращалась в обратную сторону относительно внешней. За счёт этого ядро, где должен был находиться космонавт, оставалось в спокойствие. Настал день и час, когда созданный на базе новых технологий космический корабль «Энергия», заблестел серебристой обшивкой на космодроме в ожидании отправления.

Лететь должен один испытатель, вместо шести. Из-за технических особенностей. Для сопровождения полита предполагалось создать двух высокотехнологичных роботов. Оставалось лишь выбрать и утвердить достойного сложной миссии капитана. Молодой девушке доверили важный проект. Её выбрали из сотни лучших претендентов. Она идеально подходила по всем пунктам. Уверенная, амбициозная, умеющая справляться со сложными, непредвиденными, критическими ситуациями, имеющая опыт и требуемые знания, она имела все основания отправиться в дальний путь.

Но что, если бы не тот случай на экзамене? Стала бы Тана Никитина легендарным космонавтом? Сама же она готова была отдать жизнь ради этого проекта. Полгода подготовки стали едва ли не смыслом жизни, если бы не сама миссия.

Хоть когда-нибудь Никитина давала себе передышку?! Её целеустремлённость поражала. Даже ночью она работала. Она мыслила. Совершенствуясь, осознавая упущенные возможности, испытывая вину, занимаясь самобичеванием, ненавидя и восторгаясь, вновь преодолевая трудности, достигая невозможного, достигнув невозможного, так она пробивалась сквозь тернии к далёким звёздам.

«Я всё смогу. Нет права на ошибку»

Даже сейчас, возможно, в последний миг своего существования она продолжала бороться, ибо не могла предстать по-другому перед вселенским торжеством, не дав сражения. Никитина понимала, что случившемуся нет логического объяснения. Единственное, что проскользнуло в её угасающем сознании, что, возможно, она вошла в тёмную материю.

Что она ощущала? Что может испытывать человек, когда смерть неминуема? Что? Страх. Надежду на спасение. Сомнение в случившемся. Сожаление.

Нет. Она не испытывала ничего такого. Мысли её устремились за борт корабля, она бросила вызов вечности, она рассмеялась в глаза космосу, она ощутила гармонию.

«Какое же это счастье, стать частью осколков, разбросанных по вселенной, в разноцветном калейдоскопе созвездий!»

Движение полита стало хаотичным. Его несло и вращало по необъяснимой траектории. Это продолжалось около трёх земных часов, пока корабль с огромной скоростью не вошёл в твёрдый объект. Некоторое время внутри машины что-то ещё клокотало, вращалось, шумело. Постепенно всё остановилось. Всё замерло. Гулкое звучание ледяного ужаса безгранично завладело просторами вселенной.

ЧАСТЬ 2 Полит

«Встань и иди! Ты должна. Должна перебороть себя. Если ты ещё на что-то способна, то встань и иди! Даже если не можешь, сделай хоть что-нибудь. На что осталась способна!»

Слабая ниточка ожила, пронзительно пульсируя в правом виске.

«Очнись!»

Собственный, полный отчаянья внутренний крик, заставил вырваться из небытия. Яркая вспышка нестерпимо обожгла глаза. Никитина тут же зажмурилась. Затем, едва приоткрыв правый глаз, прищурилась, пытаясь осознать причину возникновения света. Всё кругом пребывало в кромешной тьме.

«Так… я мыслю, значит, существую»

И через минуту…

«Соберись тряпка!»

Тогда она попробовала пошевелиться. Не вышло. Сознание пронзила неприятная догадка. Сначала Никитина пыталась отправить её прочь. Время шло. Положение не получалось изменить. И тогда она решила без страха посмотреть в лицо действительности.

«Значит, либо кости раздробило на сотню осколков, либо повреждены важные органы и тело парализовало»

Она попыталась заполнить лёгкие воздухом, расправить диафрагму. Глубоко вдохнуть не смогла. Ощущение непомерной тяжести давало все основания предполагать, что её чем-то раздавило, как если бы ей опрокинулся тяжёлый пресс на спину.

«Пусть это будет сон… просто сон… нужно проснуться… как мне выбраться отсюда… как тошно осознавать себя живой и не иметь возможности сдвинуться хоть на сантиметр. Что от меня осталось? Как же это я умудрилась так? Если бы я могла покинуть тело… нет, не умереть, а выйти на минутку и осмотреться! Когда это я могла? В учебном полите? Нет… нет…много раньше»

Она снова принялась мысленно блуждать по памяти, отыскивая нужные фрагменты. Она проворачивала в сознании фарш событий. Но требуемые ей так глубоко были спрятаны, что пришлось потрудиться, чтобы вытащить их на поверхность. Потому что они были специально упрятаны и даже тщательно упакованы. Они могли быть востребованы только в чрезвычайной ситуации.

Наконец, её мысли обрели форму, она вдруг превратилась в маленькую девочку. И так как не было возможности что-либо ещё делать, она постепенно забылась в дремоте и принялась бродить по памяти ушедших лет.

 «Да, да. Всё это случилось в ту ночь! Помню, я сделала это, когда у меня в детской поселился чёрный котёнок… в белых носочках. Я очень привязалась к нему. Я приходила домой, а он ждал у порога. Каким же необыкновенным, глубоким, был его пристальный взгляд! Когда его огромные чёрные зрачки расширялись, можно было созерцать в них неведомую, далёкую вселенную. Видение завораживало. Я как бы знала, что меня ждёт впереди. Когда же я, утомлённая дневными заботами, ложилась спать, котёнок тайком взбирался на постель, сворачивался в ногах и принимался мурлыкать, убаюкивая мой слух. А потом произошёл несчастный случай. Его, кажется, придавило роботом… или мне так объяснили, я не стала уточнять. Помню, только, как его уже неподвижного, но ещё дышащего перенесли на подушке в детскую, я ведь требовала этого, но мне стало страшно. Я попросилась спать к родителям.

Я заснула быстро на большой кровати, скорее от горя, чем от усталости. Вдруг, что-то потревожило меня. Я проснулась, села и увидела, как что-то чёрное ворвалось стремительно из темноты, прыгнуло на постель и, умиротворённо устроилось было на своём привычном месте, тоесть в моих ногах.

Меня объял ужас. Я хоть и была маленькой, но ведь понимала совершенно точно, что это невозможно! Я кинулась к маме, что беспечно спала слева от меня, протянула в отчаянье руку, потянулась к ней, закричала, но голос мой был беззвучен! И вот тут я разглядела своё тело. Оно лежало подо мной. Такое бледное и неподвижное.

Лишь мгновение котёнок провёл у моих ног. Будто осознав что-то, он резко вскочил и пошёл слева по воздуху, как по дорожке. Глянул мельком мне в глаза, виновато, будто извиняясь за вызванный им мой испуг, затем устремившись выше, коснулся моей раскрытой ладони тёплой мягкой спинкой и исчез. Я устыдилась своего страха, ко мне вернулось самообладание и, я хотела было приласкать зверька, но было слишком поздно.

Где ты теперь? Ступает ли твоя мягкая лапка осторожно по краю невесомости? Знаешь ли, что и спустя годы мне всё чудится твоя тихая поступь по краю моей постели?

Когда я освобожусь, то тоже уйду в вечный космос. Мы все уйдём в космос. Так, накапливая опыт веков, будучи во плоти, накапливая знания, личные переживания, чувства, привязанности, стремления и мечты, мы перемешаемся воедино и станем потоком чистой энергии. Поток находится в постоянном движении и развитии. В нём есть все спектры добра и зла. Кому достанется большая или меньшая доля первого или второго, удачи или таланта определяет лишь прихоть судьбы, как в лотерее. Шанс родиться гением есть у каждого. Живущие ныне, что в своё время принесут в общий поток ценное и мудрое повышают этот шанс.

Отриньте всё мерзкое, ампутируйте щупальца невежества, позаботьтесь о просвещении ближнего, тогда будущее повернёт в сторону наивысшего прогресса…

И как горячая звезда выбрасывает плазму в космос, так и поток расточает по вселенной миллиарды искр, вдыхая бессмертные души. В зародившееся нечто, в неведомых существ, неведомо какой расы, неведомо какого поколения, вольётся частица из всеобщего потока и оживит плоть, чтобы повторить круговорот. Все мы лишь частицы одного цельного, вышли из тебя и войдём, мы едины с тобой, вбирающий и отдающий, вездесущий творец мирозданья…»

Тошнота подпирала. Женщина ощутила, как внутренности выворачиваются наизнанку, нельзя было противиться физической слабости. Губы оросило чем-то горячим, потекло по щеке, по шее, попало на кисть правой руки. Никитина приободрилась.

«Рука на месте… органы пищеварения присутствуют, нужно приложить усилие…»

Но ей пришлось хорошенько постараться, прежде чем она смогла пошевелить рукой. Наконец, пальцы отозвались, сдвинулись с места. И вдруг она восторжествовала, ноги и руки, всё тело пронзило миллиардом тоненьких иголочек.

«Ну, вот, отлично! Кровь разошлась по венам. Я долго пролежала без сознания и в неудобной позе, поэтому тело онемело…»

Ей удалось овладеть кистями обеих рук. Космонавт напряглась и немного сдвинулась с места. Затем, упёрлась в пол руками, так как лежала на груди, и попыталась перевернуться, чтобы освободить грудную клетку. Она сделала попытку, вторую, но странное чувство, невидимый пресс, что придавил её, не исчезал. Хоть ничто ей не мешало. Она сама стала тяжеловесом, а в ней было всего пятьдесят килограмм. Ноги едва шевелились, правда, она их тоже ощущала. Вообщем, она как раздавленный таракан барахталась на полу.

Сильнейшая гравитация! Никитина была поражена. Вероятно, полит упал на планету или спутник или на что-то подобное. Защита от перегруза на пределе. Потому что аварийная система, которая могла стабилизировать пригодные для жизни параметры, накрылась в момент столкновения! Она жива благодаря резерву!

Постепенно женщине удалось разобраться с конечностями. Телу возвращалась способность двигаться. Конечно, полит был оснащён имитацией земного притяжения, и мышцы не были атрофированы невесомостью, но к такому сильному притяжению она была не готова. В голове пронеслись формулы с гравитационной постоянной, Никитина попыталась поскорее избавиться от навязчивого исчисления силы тяготения.

Женщина давно обратила внимание на то, что полит погрузился в непривычную тишину. И в этой тишине, казалось, она могла разобрать всё то, что происходит снаружи. Гулкий звон, едва уловимый звон. Настолько полит повреждён? Что осталось от машины? Что за пределами корпуса? Раскалённый металл или кипящий водород?

Темнота прятала состояние отсека. Но чувствовалось что-то горькое на языке. Никитина нервно захихикала. Затем, прильнула к холодному полу и ещё раз прислушалась. Она уловила лишь едва различимое, лёгкое биение собственного сердца.

«Сколько времени пройдёт, прежде чем закончится резерв? На Земле, при испытаниях, на это ушло в среднем 48 часов. А теперь? Насколько герметичен корпус? Нет ли скрытых дефектов? Что делать, если это необратимая поломка…»

Мысли иссякли. Мозг перестал обрабатывать информацию. Виной тому было даже не чрезвычайное умственное перенапряжение, а безысходность. Никитина осознала положение. И в последующий миг её перестало интересовать и заботить окружающее. Как удивительно. Ничего не нужно делать. Ни о чём не нужно думать. Сплошная тишина и мрак. Так должно быть выглядит вечность…

Именно в этот роковой миг, та прежняя жизнь, та прежняя сильная девочка из прошлого, ровно как то, что двигало ей, придавало сил, то рвение, с которым она прогибала несговорчивую судьбу, вообщем, ход её Perpetuum Mobile оборвался… она отчаялась, она сдалась, она готова была покориться судьбе.

«Нет больше цели. Нет смысла бороться или скрываться от самой себя. Лучше бы я умерла или сошла с ума!»

Женщина осталась неподвижно лежать, распластавшись по полу. Повернув лицо в правую сторону, упираясь щекой в пол, она бездумно глядела в непроницаемый мрак. Прошло полчаса, потом час и два. Она ни разу не пошевелилась. Сколько она так лежала, кто знает. Время, место, событие, всё потеряло значение.

Призрак прошлого колыхался над ней как маятник. Взад, вперёд. Размеренно и жестоко. Вот она. Стартовая площадка. Сколько светлых, радужных надежд таила она в себе. Сколько раз Никитина покидала её, чтобы вернуться снова.

Начало. Повсюду флаги, повсюду лица, радостные глаза. Мимо ушей пролетают торжественные речи с высокого помоста, залитого солнечным светом, где она стоит в окружении коллег, начальства МКЦ, свиты властителя, потом раздаётся гимн, он заставляет сердце бешено биться, аплодисменты… всё как во сне. Но ничто не запомнилось ей так, как сам космический корабль. Его она изучала внутри закрытого полигона и знала буквально все мелочи, но увидела его сторонним взглядом только теперь.

Перед глазами восторженных зрителей, до боли в глазах, до рези в ярких лучах, что отражаются от блестящей, скользкой как стекло, обшивки, блистала «Энергия». Её будущий дом, в котором она должна провести около тридцати лет. Настоящий триумф человеческого гения. Совершенство граней и надёжности.

Восторженность сменилась уверенностью в победе. Цель, манящая и далёкая, но достижимая, казалась почти осязаемой. Роботы, высокотехнологичные машины, созданные сопровождать полит, постоянно поддерживать связь с Землёй, докладывать о каждой мелочи, неполадке, находились рядом. Они могли самостоятельно решать задачи. Впрочем, все прошедшие пять лет весь полёт проходил в штатном режиме.

Никитина отдалилась уже на значительное расстояние от солнечной системы. Но тогда, когда обойдя последнюю искусственно созданную базу значительно дальше Эриды, она только вторглась в дикие просторы космоса, превратившись в мельчайшую искру, несомую ветром, что устремляется безвозвратно с пепелища в ночное небо, именно тогда она прочувствовала, как беспомощен крошечный человек во вселенной.

Нет, капитан «Энергии» вовсе не тяготилась одиночеством и пустотой, космос ласкал её взгляд, уверенными движениями она направляла свой космический корабль по проложенному первыми экспедициями пути.

Но она задумалась о тех, кто остался в своих домах, кто, забывшись в праздности и суете, мчится сквозь неведомые просторы на огромном ковчеге. Ведь кажется им, что они в безопасности, что Земля охраняет их беспечный покой. Безумцы! Вы презрели страх! Никитина язвительно посмеялась, вспомнив торжественные обещания начальства МКЦ данные властителю, изрезать искусственными огнями сердце покорённой вселенной.

Внезапно дрожь пробежала по хребту. Сердцебиение участилось. Женщина дёрнулась, сдвинулась, удивительно, вот она уже поползла... Древний инстинкт приказал ей. Чувство самосохранения не требовало осмысления.

«Что это?! Что! Что притаилось тут?»

Что именно она разглядела во тьме, она не могла ни понять, ни тем более разглядеть. Притяжение было настолько велико, насколько она могла передвигаться. Метр за метром давался ей с трудом. Её присосало к полу каким-то вакуумом. Ей думалось, что сейчас кожа на животе лопнет, а кишки прилипнут к полу. Она чувствовала, как сдирает кожу с локтей и колен, она отбила ладони, ноги разъезжались, когда она делала попытки встать на четвереньки.

«Кто здесь? Как оказалось внутри?»

Она точно знала, что колебание воздуха ни на что знакомое ей не похоже. Слабый ветерок дул ей прямо в затылок. Она ползла прочь, подгоняемая им, судорожно вдыхая. Под руки попадались какие-то поломанные детали. Удивительно, даже гладкая обшивка на полу не выдержала. По пути она ощущала вздыбленную, шершавую бугристость.  

Космонавт упёрлась лбом в мягкую стену. Ползти некуда. Она сжалась. Замерла, зажмурилась, и испытала сильную потребность стать невидимой. Отчего она зажмурилась, если вокруг ничего не видно?

«Сейчас оно схватит за ногу! А может, сразу вцепится в голову… в самое темечко?»

Мозг мгновенно включился в работу.

«Сдаться или бороться?»

Ладони сжались в кулаки, вспотели. Темнота рождала чудовищ. Темнота опутывала сетью, душила. Тут Никитина осознала, что почти задыхается. Она с сипом глотала воздух. Опасность задохнуться возобладала над всеми иными страхами. Что бы там ни было, с нечто можно бороться, но не в отсутствии кислорода… страх отступил.

Но тщетно пытаться себя утешить, если изменить ситуацию проблематично. Никитина принялась перебирать всевозможные варианты спасения. Лицо её неистово горело, майка намокла от пота. Её перекосило, слёзы градом потекли из глаз, руки и ноги дрожали от напряжения.

Вдруг она разозлилась. Встряхнула мокрыми от пота волосами, они лезли ей в лицо. Она не на шутку разозлилась. Наверняка, надпочечники вбросили в кровь зверскую дозу адреналина.

«Бей или беги!» кричал инстинкт.

Отсек пребывал во тьме. Тишина, холод. Она выжидала, готовая схватиться с неведомым.

«Чего ты медлишь…» возмутился мозг.

Ничто кроме её собственного тяжёлого, сбивчивого дыхания, не нарушало единения с вечностью.

«Расслабься! Здесь нет никого!»

И Никитина расслабилась. Отсек быстро остывал. Дышать стало немного легче. Она перевернулась, прислонилась спиной к стене. Вытянула ноги вперёд. Усталость навалилась моментально. Веки слипались, конечно, она знала, что нельзя засыпать! Но невозможно устоять перед этим соблазном! Казалось, ей вкололи двойную дозу снотворного, мозг требовал срочной разгрузки. Сон завладевал ею.

Женщина боялась заснуть. Она пыталась ухватиться за любую возможность, пыталась занять себя чем-то, но в темноте не имела возможности даже разглядеть свои руки. Она принялась растирать онемевшие ладони, тереть заледеневшие щёки. Но потребность во сне оказалось сильнее разума, боли, страха. Подтянув колени к груди, чтобы было теплее, Никитина закрыла глаза.

«Сейчас немного отдохну, а потом попробую встать…»

Мысли рассеялись и свободно понеслись в бесконечность. Что-то ощутимо тёплое коснулось её левого плеча. То было почти невесомое прикосновение, но контрастное с окружающим холодом. И она его уловила.

-Кто, – прошептала Тана, - кто здесь?

-Мы, - пронеслись сами собой мысли в голове, будто она сама себе ответила.

-Кто? – переспросила женщина, раскрыв слипающиеся веки,- где я? Дома?

-Дома? Должно быть дома…

-Дом, – тихо повторила женщина и снова закрыла глаза.

На этот раз в сознании замаячило помещение, убранное пёстрой мишурой. В центре стояло голубое дерево с мягкими, светящимися иголками вместо листьев. Через мгновение, слово «дом» потеряло смысл.

-Дом,- сказала Тана, почти простонав, - я разбила его! Его больше нет!

Космонавт вздрогнула и резко очнулась.

«Забылась! Заснула! Она ещё ничего не выяснила толком! Может, не всё так фатально! Чего же она тут развалилась!?»

Никитина поёжилась, вполне ощущая озноб. Температура с каждой минутой таяла, катастрофически понижаясь. Кислород был в пределах допустимого.

«Пока я полностью не лишилась рассудка… и не задохнулась от нехватки кислорода, нужно что-то предпринять! А как ты хотела? Внештатная ситуация. Никогда не знаешь, с чем столкнёшься. Всего нельзя предугадать»

Дрожащей рукой она пошарила по своему костюму и нащупала тонкую, похожую на длинный карандаш, хромированную деталь. Видофон. Не сломан! Она провела по нему ладонью. Над тонкой полоской металла вспыхнул свет в форме веера, озарив часть помещения. Космонавт провела им по периметру, сверху над собой, по сторонам.

«О, лучше бы не видеть всего этого!»

На четвереньках, преодолевая силу притяжения, а также рассыпанные кругом мелкие детали, свои личные вещи, она перебралась в соседний отсек. Там она обнаружила, что люк глухо заблокирован. В её распоряжении осталось два отсека. Странные серые полосы виднелись везде на гладкой огнеупорной обшивке, словно их прокоптили. Но, кажется, внешний корпус уцелел и разгерметизации не произошло.

Нужно попытаться восстановить аварийную систему, тогда будет легче. После долгих и упорных попыток Никитина горько поморщилась.

«О, почему судьба преподносит невыполнимые задачи? Почему я всё ещё жива?»

Женщина ощутила резкую боль в районе виска. Проведя пальцами по голове, она нащупала в волосах что-то липкое. В свете видофона Никитина с удивлением рассмотрела свои алые пальцы.

- Нужна помощь?

-Нет! – крикнула Тана, её хриплый стон задохнулся в темноте.

Женщина повернула голову и всмотрелась в часть помещения, что оставалась во мраке. Она явно там уловила движение. Энергию видофона она экономила. На этот раз она врубила его полную мощь и ярким лучом тщательно обвела стену. Но ничего подозрительного не обнаружила.

Но мысли сами собой продолжали рождаться в голове, не было сил им препятствовать. Поэтому они являлись помимо её воли, как навязчивые идеи.

-Помочь?

-Я сама справлюсь,- ответила вслух Тана.

Никитина ощутила, как по телу пробежали мурашки, теперь ей мнилось, что что-то совсем близко, почти касается её.

- Зачем преследуешь меня? - воскликнула Тана, недоверчиво покосившись влево. Там образовалось малиновое свечение. Зря она пыталась обмануть себя, что это блики от видофона, - что там?

-Мы.

-Кто?!

-Человек.

-Человек? – воскликнула Тана раздосадовано,- ну ясно, значит, я опять сама с собой...

Женщина горько усмехнулась. Много лет прошло со времени её неудачного падения. Но тогда она смогла обуздать свои фантазии. Умение сдерживать безумство, было её стимулом. Её вечной борьбой, жёсткой упорной борьбой, причиной её самосовершенствования. Но вот стоило дать слабину, сдаться и призрак прошлого не заставил себя долго ждать. Они вернулись! Голоса!

«И имя им легион…»

Никитина принялась себя укорять, что сама виновата. Нечего было расслабляться. Подумаешь, авария! Подумаешь, безвыходная ситуация! А теперь ей ещё стало казаться, что за ней наблюдают. Мания преследования! Все признаки шизофрении на лицо! Никитина хотела вновь развалиться на полу, но поднесла к разбитым губами пальцы и подышала на них, чтобы согреть.

«Нет, ещё не время уходить…это я всегда успею!»

Она погладила ладонью прибор, вновь оживив видофон. И попробовала связаться с базой на Земле. Вместо ответа, на приборе появились кровавые пятна. Никитина вытерла панель видофона об майку.

ЧАСТЬ 3 Нечто

-Мы всё ещё здесь.

Космонавт вздрогнула, обернулась, рассеяно озираясь. За те несколько минут, что она потратила на связь, она так ничего и не добилась. Теперь она бесцельно ползала по полу, с силой сжимая челюсти, будто боялась, что и язык перестанет её слушаться, не то что вольные мысли, она словно убегала от них.

-Не молчи, ты же слышишь нас,- настойчиво прозвучало в голове.

Женщина переползла обратно в центральный блок и принялась разминать шею. Она стояла на четвереньках и покачивала головой то вправо, то влево. Встать в полный рост она не могла. Передвигаться ей тоже стоило больших усилий.

- Поговори с нами, нам ведь тоже нелегко…

-Я ничего не слышу, ничего не слышу,- скороговоркой пробормотала Тана.

-Специально игнорируешь? У нас не было желания тебя пугать, мы сможем объясниться. Ведь ты слышишь нас!

- Оставьте меня в покое! – прорычала Тана, недовольно уставившись в полумрак, - Я уже почти свыклась, что это всё мне мерещишься! Так и оставайтесь невнятным пятном малинового света! Я пыталась не обращать на вас внимания, в надежде, что вы пропадёте. Но вы вновь разрушили порядок в моей голове! Давайте сразу разберёмся! Вы пришельцы или приведения?! Или я снова разговариваю сама с собой?!

- Мы приведения? Мы пришельцы?

- А кто же ещё? Или моё давнее сотрясение даёт о себе знать?

- В отличие от тебя, мы были бы рады, если бы с нами поговорили. Потому что давно потеряли связь со всеми остальными.

-С кем потеряли связь? – поинтересовалась женщина, усевшись на полу, посреди отсека, - с кем я потеряла связь? Да, я потеряла связь с Землёй. Полит разбит, да…

-Я говорю о нас, это не твои размышления!

- Это невыносимо!  - воскликнула Тана, всплеснув руками,- говорю сама с собой, не иначе! У меня бред! Это хорошо, что я потеряла связь с Землёй… если бы меня сейчас слышали… решили бы, что я вновь спятила! Сколько лет я убеждала центр, что со мной всё в порядке! Так что даже лучше, что связи нет. А впрочем, мне нечего терять то! Я теперь могу делать, что угодно… даже сходить с ума!

- Вот и договорились.

-Инопланетные существа из далёкого космоса! Или кто ещё здесь? – произнесла Тана, - Это из-за вас я потерпела крушение? Вы что врезались в меня на своей тарелке?! О чём вы думали?!

-Честно ответить? Мы думали, что умерли, огромное серебряное пятно сбило нас.

- Хотите сказать, что я виновата? Решили обвинить меня!? – всполошилась Тана, вглядываясь в лёгкое белое мерцание, - кто вы?

-Человек!

-Человек? – Тана нахмурилась,- ты, вообще кто? Он, она, оно? Или вас несколько?

Минуту тянулась тишина, будто нечто или что бы там ни было, что вещало в её сознании, озадачилось.

-Не можем идентифицировать себя.

-Так! – нахмурилась Тана,- откуда вы вообще взялись?

-Мы с Земли и недавно вышли в космос. Это наше первое далёкое странствие, - был ответ,- мы мчались сквозь темноту, пространственные объекты не мешали нашему перемещению, но мы не успели устраниться от серебристого препятствия, внезапно возникшего на нашем пути.

-Вот как, - Тана отобразила своё лицо в видофоне и неожиданно для себя смутилась. Она быстро провела ладонью по спутанным волосам и вытерла кровь с губ, со щеки. Потом подумала, усмехнулась и вновь раскидала волосы рукой,- действительно, какая уже разница… значит, вы молоды, а я вот давно не маленькая девочка и не верю в сказки!

-Нам кажется, мы тоже не девочка.

Никитина отвела взгляд от видофона, но малиновых бликов в углу не обнаружила.

-Куда спрятались? Я больше не вижу вас! Эй, пришельцы! – позвала Тана, - исчезли? Ура!

-Мы рядом с тобой.

-Где? – Тана инстинктивно отклонилась назад.

-Прямо перед тобой, смотрим в твои зрительные органы. Они завораживают нас …

Никитина хмуро уставилась вперёд. Она осторожно провела рукой на уровне лица. Но ничего не ощутила.

-Твоя конечность прошла сквозь нас.

Никитина быстро отдёрнула руку и посмотрела на пальцы.

-Ничего, ничего не чувствую,- сказала она, - а если я буду делать так,- она вытянула обе руки и принялась размахивать ими перед собой,- вы развеетесь в воздухе?

-Нет,- недовольно сообщило нечто.

Вдруг женщина упала на пол и стала яростно стучать ладонями по своей голове. Затем она принялась биться затылком об пол и стучать, согнутыми в коленях, ногами. Она дико орала и визжала, словно её мозги пожирали ненасытные монстры.

-Идите прочь! - кричала она, - отвяжитесь! Прочь! Отвалите! Оставьте меня в покое, голоса!

Ровно минуту она билась в истерике, но затем, устав, полностью изнеможённая, замерла. Из глаз её потекли горячие слёзы.

Тут женщина заметила малиновую дымку. Дымный шар клубился и переливался золотыми нитями. Затем, стремительно, удалился от неё. Никитина проследила за перемещающимся шаром, повернул голову вбок. Через несколько секунд шар распался и превратился в пятиконечный лист, цвета хаки, как у радужной оболочки её глаз, он медленно витал где-то над потолком. Через пару мгновений лист стал еле различимым, затем на фоне золотистой дымки, существо, похожее на черного котёнка, прыгнуло на пол и убежало в тёмный угол, слившись с темнотой. В конце концов, в центре отсека вспыхнуло голубое дерево с иголками, украшенное мишурой.

- Мои иллюзии усовершенствовались? – усмехнулась Тана,- Зачем ты это делаешь? Меняешь цвета, форму? Я поняла, всё это мне мерещиться. Это иллюзии у меня в голове. Я направила на вас камеру своего прибора, что держу в руке, видофон называется и создала видео, но ничего не увидела на записи. Иллюзия,- задумчиво повторила Тана,- значит, для вас нет препятствий. Мой мозг или стены полита для вас не помеха! Кто вы? Иная форма жизни? Вам нужно моё тело? Вы хотите завладеть мной? Вы забрались в мой мозг, а потом заставите сделать так, чтобы я позвала других. Вы сделаете так, чтобы ко мне прилетели ещё люди. А потом вы завладеете всеми нами и построите колонию на новой планете, куда мы хотим переселиться. Вам нужны белковые тела, чтобы жить на планетах. Всё верно?!

Послышался тихий смех. Ёлка свернулась в веретено. Никитина испуганно вгляделась в фиолетовый дым,  что прополз вдоль противоположной стены. Понимая, что ей всё это кажется, она всё же не могла оторвать взгляд от загадочной картинки.

-Мы пытаемся объяснить, кто мы и откуда! Но ты не хочешь слушать и не веришь нам,- отозвалось нечто,- наше тело сейчас находиться в транзитном состоянии, но я живой организм. Мы можем перемещаться в пространстве, когда нужно можем материализовать тело. А эти цвета и формы… мы создаём для тебя, чтобы тебе было легче привыкнуть к нашему присутствию.

-Так материализуйся здесь, сейчас? – кинула вызов Тана,- давай!

-Не можем,- ответило нечто,- у нас не выходит. Мы пытаемся. Но не получается. Мы попали в иное измерение. А ты и тебе подобные могут менять облик?

-Не могут, - подтвердила Тана,- может быть, вы бесплотные духи и привыкли делать, что угодно, летать, где вздумается, менять форму, внедряться без спроса в чужой разум, а мне нужна опора, кислород… и тепло.

-Мы не бестелесные духи,- сказало нечто,- а живой организм.

-И я живая. А вот мой экипаж… кажется, накрылся! Роботы, -произнесла устало Тана, - Один техник, который отслеживал систему полита извне. Другой связист, он транслировал на базы. Я потеряла их обоих. Видимо, они разбились вдребезги! Посмотреть бы, на какую планету я упала.

-Ну не совсем на планету, – произнёсло нечто, - а куда ты направлялась?

-Пока не встретилась с вами, - с притворной злостью ответила Тана, - я следовала на планету земного типа, чтобы проверить базы, созданные роботами для людей. У нас на Земле проблема с перенаселением и ресурсами.

-Планету земного типа? Значит, ты летишь туда на этой жестянке!?

-Летела, - ответила женщина, - первые экспедиции тоже не долетели. Может быть, вы с ними тоже столкнулись? Поджидаете тут наши корабли? Может, у вас забава такая? Уйдёте потом, куда вздумается, а я останусь.

-Почему?!

-Потому что, я останусь здесь навсегда, - сказала Тана,- но какая вам разница?

-Отчего ты постоянно ругаешь себя? – перебила её сущность, - что провалила какую-то дорогостоящую кампанию? Что лучше бы как обыкновенные низко разрядные космонавты совершала транзитные перелёты на Марс или Эриду до списания! Или преподавала ленивым курсантам звёздные науки…

-Глупости! – нервно захохотала Тана, - вы моя совесть!? Откуда вам знать, о чём я размышляю?!

- Мы видим твои мысли, - бесстрастно ответила сущность.

-Верно, вы в моих мозгах,  - огорчилась женщина,- и я не могу ничего с этим поделать. Да, я провалила миссию! Как бы вам объяснить, мы столько средств вбухали на одних только роботов сопровождения. А теперь ещё и сам полит разбит…

Никитина замолчала. Руки её упали вдоль тела. Она бездумно уставилась в расплывающуюся и угасающую точку белого света в метре от себя.

- Твоя плоть умирает, ты замерзаешь,- через пару минут раздалось в её сознании.

Никитина склонила вбок голову. По её щеке скатилась слеза. Затем, всхлипнув, она сделала усилие над собой и стала работать пальцами по веерному экрану видофона. Появилось нечёткое изображение. Космонавт отклонилась от стены и тревожно вгляделась в него. К её огромному изумлению видофон соединился с роботом техником, который прежде, когда она обращалась к нему, не подавал сигнала.

Космонавт сумела подключиться к роботу и оживила его. Но та картинка, которую открыл перед ней техник, оказалась довольно неприятной. Робот техник выполз из тёмной глубокой ямы и осветил ночь. Никитина почувствовала нестерпимую боль в груди, ведь в глубине души она надеялась, что не всё так скверно.

Разорванные куски искорёженного металла торчали повсюду из остроконечных глыб льда. Другие рассыпались мелкими осколками по сверкающей неровной поверхности. Никитина задала роботу программу. Робот продиагностировал себя. Оказалось, что и его самого разорвало на части. У робота осталась одна клешня, а сам он уменьшился втрое. Тут картинка померкла. Робот техник всё ещё отвечал на сигналы, но показывать отказывался.

- Знаете, мне правда жаль! Вы слишком быстро перемещались и датчики вас не смогли запеленговать, – сказала Тана, - но как я сбила вас? Вы не имеете плоти. Моя рука проходит насквозь! И всё же, если виновата я… простите. Но хоть убейте, я не понимаю, как мы столкнулись!

-Это трудно объяснить, - ответило нечто, - быть может, потом тайна тебе откроется. А сейчас мы можем быть полезны. Мы можем стать твоими глазами снаружи! Кажется, ты об этом подумала?

-Отлично! – женщина прихлопнула видофоном по бедру и, поморщившись от боли, улыбнулась, - да, подумала. Плод вы или не плод моего воображения… давайте работать вместе! Хуже уже не будет.

Перемещаясь, женщина испытывала неприятные ощущения. Помимо притяжения, ей приходилось преодолевать боль в теле от обширных ушибов. Кожа её покрылась чёрными синяками и кровоподтёками.

Прежде в каждом отсеке находилось по одному запасному скафандру. Но после аварии, те два, что были ей доступны, получили неисправимые повреждения. Она оказалась удачливее. В плане поломок её телу повезло больше, чем самым крепким скорлупкам. Оставалось ещё пять запасных. Никитина понимала, что ей, во что бы то ни стало, необходимо добыть хотя бы один уцелевший.

Добыть скафандр, а значит попытаться выжить! И это нужно было сделать срочно. Она и так слишком долго тянула время. Чтобы объяснить пришельцам, что она ищет, она тщательно представила предмет в голове. Нечто помогло направить робота техника и действительно, тот откопал скафандр. На всё ушло каких-то полчаса. Это был потрясающий результат.

Когда робот замер возле входного люка с добычей в клешнях, женщина вручную заблокировала центральный отсек. Теперь у неё остался только небольшой клочок суши в безбрежном океане космоса. Не было права на ошибку!

Когда робот войдёт внутрь полита, второй отсек потеряет герметичность, а следовательно весь воздух. И когда она откроется, то остатки кислорода практически рассеются.

Робот техник проник в отсек и поместился в нём, как и рассчитывала Тана. Его новые размеры позволили сделать это.

После того как робот, самостоятельно закрыл за собой люк, Никитина открылась и поспешила к нему, сразу ощутив удушье. Огромная махина, вползшая в полит, состояла из толстого металла и переплетения проводов, некоторые из которых волочились следом, как вырванные кишки из чудовищного мутанта, в последнюю секунду перестала отвечать на команды и упрямо продолжила движение. Неуправляемый робот упёрся в стену и стал буксовать, жутко скрежеща, сгребая обшивку волнами. При этом он сильно придавил ценную находку клешнёй, упорно продолжая ползти. Женщина непроизвольно схватилась за горло, и в ужасе, обречённо глядела на скафандр, не в силах повлиять на ситуацию.

Наконец, Никитина вскарабкалась на корпус робота и прижала большой палец к специальной выемке. Робот откатился назад, подчинился программе ручной перезагрузки и выпустил из клешни скафандр.

Преодолевая притяжение и различные сложности на пути к цели, космонавту всё же удалось забраться внутрь скафандра. В целом костюм не пострадал. Никитина настроила систему. Датчик гравитации зашкаливал. Даже в скафандре она ощущала тяжесть. Но к счастью, прочие параметры, а главное температура и давление приняли необходимый уровень. И наконец, космонавт вдохнула полной грудью.

Отдышавшись, она просканировала пространство. Красный треугольник показал отсутствие следов жизни в ближайшем радиусе.

-Кажется, - прошептала женщина, - я сошла с ума!

ЧАСТЬ 4 Находка

Успокоившись и согревшись, Никитина блаженно улыбнулась. Небольшая удача вызвала положительные эмоции. Она решила ступить на поверхность планеты. Как она поняла, к счастью, полит не угодил в жидкую среду. Открыв люк, она очутилась среди груды металла.

Никитина посмотрела вниз, посмотрела вверх. Внизу обломки. Над головой чернело космическое пространство. Она выбралась из глубокой ямы, полной металла и замерла в отчаянье.

Вокруг простиралось необъятное поле ледяных глыб и камней. Система сканирования показала, что она обречена застрять навсегда на одном из многочисленных ледяных спутников, составляющих обширные кольца вокруг гигантской планеты.

- Идём! - в скафандре прозвучал незнакомый голос,- чего застыла?

- Вы слышите меня? – очнувшись, Тана закричала в микрофон, - вы слышите меня?! Ответьте! База?! Я разбилась! Я жива!

-Мы слышим тебя.

-Это всё поле планеты! – раздосадовано воскликнула женщина, когда осознала что, вместо человеческого голоса, в микрофоне раздавался всего лишь неясный треск, - оно подавляет связь! Мне нужно выбраться из него. В космос. Прямо сейчас!

-Подожди! – снова возникли в её голове бесплотные мысли, которые Тана приняла за голос в микрофоне, - Если, конечно, не хочешь истратить весь заряд скафандра, чтобы преодолеть гравитацию планеты. Полагаем, что у тебя не получится преодолеть её. Лучше послушай нас.

-Вы вообще плод моего воображения! Откуда вам знать, что не получится? - рассерженно произнесла Тана, - я не обязана с вами советоваться!

-Как хочешь.

-Ну, извините! - Тана рассеяно озиралась по сторонам, - но сказать, что я просто расстроена, ничего не сказать! Я просто не знаю, что мне делать!

-Мы не обиделись.

-Не обиделись, – передразнила Тана, - хорошо же вы меня разыграли! Ну и куда звали? - Тана вздохнула и развела руками в стороны, - куда идти?

-Пять шагов прямо, десять влево… как то так.

Перебираясь с льдины на льдину, за шесть часов Никитина преодолела незначительное пространство. После долгих и упорных попыток борьбы с притяжением, космонавт взобралась на высокую скользкую глыбу и огляделась. Вокруг всё тоже безжизненное голубое пространство, граничащее с чёрным безмолвием. Перед ней тянулась ледяная дорога из сверкающих осколков, ослепительно вспыхивающих острыми гранями в лучах чужой звезды.

-Внимательно посмотри на бугор справа, –сущность вывела Тану из оцепенения,- там ждёт сюрприз. Но он спрятан под слоем льда!

Женщина приблизилась к глыбе, достала инструмент и стала пробивать корку льда. Через некоторое время она заметила тёмную поверхность.

-Что это? – удивлённо прошептала она,- похоже на край обшивки. Это корабль?

-Не знаю, случайная находка.

-Что внутри? – спросила взволнованно Тана, - существа, вы были там?

-Ну как сказать, неприятное зрелище.

-Трупы? Ну, что же ещё! Где вход? Я должна туда попасть!- сказала женщина, ощупывая руками толстый слой льда и прилагая усилие, чтобы очистить поверхность ракеты.

-Правее, ты на верном пути.

-Я знаю, чей это корабль!- воскликнула Тана, с трепетом проведя перчаткой по застывшей двери, - это первая экспедиция, которая отправилась на планету RY! Должно быть, они летели сюда целых тридцать лет! После того, как вслед за ней бесследно пропали остальные экспедиции, Земля прекратила попытки отправлять экипажи с людьми.

-Думаешь, все они столкнулись с тем же, что и ты?

-Наверное,- ответила Тана,- притяжение планеты, такой вариант кажется более объяснимым. Если не брать вас в расчёт! Но я ещё не разобралась с вами, не поняла вашу мотивацию.

- Что это значит?

- Ну вот, - улыбнулась Тана,- вы преследуете меня, помогаете, зачем? Почему?

-А ведь роботы как-то долетели до планеты RY…

- Читаете мои мысли, хорошо. Тогда ответьте сами, что если не притяжение? – спросила Тана,- белковые тела!

- Вероятно, живые существа встретили что-то необъяснимое на своём пути, а потом их притянуло к этой планете. Ты не заметила, что ледяные спутники не падают на планету? Почему они вращаются в невесомости? Они будто зависли между двух магнитов. Белковые тела нам не нужны.

-Но что тогда?! - спросила Тана,- я уже ничего не понимаю! На Земле полагают, во всём виноват человеческий фактор. Долгое время пути и многое другое, чего нельзя объяснить. Возможно, я смогу узнать, что стало с этой ракетой, если чёрный ящик уцелел! Думаете, я…, – усмехнулась женщина,- не стану проверять запись… мне кажется, вы что-то скрываете от меня!

Наконец, люк поддался. Никитина осторожно потянула дверь на себя. Перед ней открылось тёмное отверстие. Она медленно проникла внутрь. Закрыв за собой люк, она попробовала войти в ракету. Среди застывшего во времени нагромождения всевозможной аппаратуры царил мрак, холод, пустота.

Она медленно перемещалась по ракете и долго разглядывала нетронутые временем три небольших отсека. Старая техника, забытые мелочи быта. Затем её внимание привлёк старый большой плакат со штангистом, утверждающий, что «СПОРТ- ЭТО СИЛА», возле тренажёров. Женщина печально вздохнула.

-Невероятно! – сказала она вслух, - всё так знакомо. И всё такое древнее. Как на курсе… ну, как мы изучали, и всё на своих местах!

Мысленно она продолжила удивляться.

«Странно, ракета цела. А от моего совершенного полита осталась только труха железной пыли в осколках льда! Последующие экспедиции тоже пропали. От них не осталось даже обломков. Вероятно, они упали на поверхность планеты»

Женщина на всякий случай попробовала запустить двигатели. И неожиданно ей удалось оживить аварийную систему. Улыбка коснулась её сжатых губ.

«Тише едешь – дальше будешь» извечная истина.

Никитина наполнила отсеки кислородом, стабилизировала давление и температуру внутри корпуса. Она создала искусственную невесомость, чтобы подавить притяжение. Когда отсеки согрелись, Никитина с удовольствием выбралась из тяжёлого, неповоротливого скафандра. Руки и ноги её дрожали от напряжения. Она приободрилась. Старая ракета вполне оказалась пригодной для жизни.

-Странно,- снова вслух выразила сомнения Тана, когда подвергла ракету тщательному осмотру, - всё осталось нетронутым, даже провизия. Но никого внутри. Будто экипаж покинул ракету и ушёл. Куда? Почему?

Она обследовала записи, но ничего сверхъестественного не обнаружила. Ракета летела по прямой, потом резко изменила курс и всё. Правда, в последний момент заработали тормозные двигатели. Но ничего необычного.

-Расскажи нам, что случилось потом, после того как ты проснулась?

-О чём вы?- удивилась Тана, оживляя сенсоры старых дисплеев.

- О странном существе из твоей памяти. Мы его сымитировали в твоём воображении.  Оно могло перемещаться как угодно. Оно прошло сквозь стену. Поэтому мы и решили, что ты тоже такая же, как мы.

-Ах, вы об этом! О моём котёнке,- воскликнула Тана, - да, именно о нём я думала, когда разбитый, неуправляемый полит падал в неведомом направлении… нет, мы не такие же, как вы. А животное погибло. И то, что вы приняли за перемещение как угодно в пространстве, просто мне приснилось! Я ведь спала. И потом, мама мне сказала, что я бредила в ту ночь. Так что я старалась никогда не вспоминать об этом. Вот  в чём причина вашего преследования. Вы заблудились и решили, что я помогу вам найти путь домой?!

-А потом?

- Я ведь не знаю, как вам вернуться домой!

- Продолжай.

- Ну, а потом… если вам интересно знать, отец стал брать меня с собой на работу.  Наверное, родители решили, что мне нужна смена обстановки, ведь я тогда совсем морально и физически ослабла. Отец служил мелким техником на космодроме. Занимался разной починкой и брал ночные дежурства.

Космонавт достала какие-то пластиковые пакеты и проверила содержимое. Один пакетик залила кипятком из трубочки, торчавшей в панели.

- Неплохо,- сказала она, сделав глоток, и продолжила говорить о прошлом, потягивая энергетический напиток, - какое-то время я не могла учиться, пришлось оформить мне каникулы. Конечно после, чтобы наверстать пропущенные знания, мне пришлось потрудиться, но я догнала свой поток. Отец спускался в длинный туннель и копался в переплетении бесконечного множества проводов. До сих пор удивляюсь, как он ничего не путал! Среди туннелей была небольшая площадка, которая выходила наружу. Это был просто зазор в стене, помещение для закачки воздуха. Но с площадки можно было наблюдать небольшой кусочек неба. Там-то я и проводила время. Я выходила на площадку и несколько долгих часов внимательно наблюдала за стартующими и идущими на посадку космическими кораблями. Сквозь далёкое эхо коммуникаций я слышала порой голоса переговаривающихся между собой диспетчеров и космонавтов. Я шёпотом повторяла незнакомые слова. Именно там я бесповоротно влюбилась в межзвёздные корабли.

Никитина поудобней устроилась и прикрыла глаза, вспоминая детство.

- Сначала я только гадала, куда летят корабли? С замиранием сердца я провожала их глазами в глубине бездонного неба. Представляла, что вот этот, сверкающий стальной обшивкой в лучах восходящего солнца, летит на Марс, а тот, что с красными огнями, на Юпитер, и как же далёк и опасен их путь. Гадала, откуда возвращаются прибывающие корабли. Наверное, думала я, некоторые из них пролетели далёкие дали и вернулись домой лишь несколько лет спустя…

Вскоре маленькая площадка полностью заменила мне игровую, а корабли игрушки. Я брала политы на ладонь, и держала на ручке, чтобы доставить до цели, тоесть от стены до стены, насколько выемка в здании позволяла видеть небо. Я очень старалась их не уронить. Будто от меня это зависело. Иногда их попадало в мой обзор несколько штук разом и я поочерёдно им всем старалась помочь. А потом я стала различать их. По огням, по цвету обшивки, по форме, по звуку. Конечно, информацию я черпала сначала из сети. Так незаметно они стали частью меня, а я их.

Бывало, отец дежурил ночью. И вот однажды я напросилась с ним. Никогда не забуду ту первую, чудную ночь. Никогда более я не испытывала такого восторженного чувства. Я выбежала на свою маленькую площадку и впилась в чёрное небо глазами. Но меня ожидало нечто большее, чем я могла представить. Несколько ярких огней кружилось над головой! Кто бы знал тогда, что маленькая площадка в будущем превратиться во взлётную? А корабли, подсвеченные, как новогодняя ёлка, посадочными огнями, вознесутся к мерцающим звёздам, также поддерживаемые моей рукой, но уже с капитанского кресла. Я смотрела и новые мысли, новые мечты зарождались в моей юной голове. Всё шевелилось, вселенная не безмолвствовала, она ожила для меня… прости, но я очень устала, не против, если я немного посплю?

Женщина убрала пластиковый мусор, и направилась к стене. Она открыла прозрачную крышку и забралась внутрь узкого ящика. Капсула сна моментально приняла необходимую температуру для комфортного сна.

-Извини, мне нужно прилечь, у меня жутко раскалывается голова, поболтаем потом,- сказала Тана и отключилась.

-Проснитесь! – громко крикнул пронзительный женский голос,- скорее!

-Сейчас, минуточку,- запротестовала Никитина, не желая просыпаться, ворочаясь в тёплом мешке,- я только прилегла, разве нельзя чуть позже? Я ведь уже не умираю от холода, так зачем же будить? Нужно работать? Да, да…

-Проснитесь, капитан! - настойчиво произнёс голос,- Тана Никитина!

Никитина распахнула глаза, испуганно выглянула из спального мешка и вдруг различила сквозь прозрачную крышку тёмную фигуру человека. Она  моргнула, потёрла глаза рукой, пытаясь сообразить, кто там снаружи.

Перед ней вырисовывалась фигура, облачённая в тёмный костюм. Она протягивала ей руку. Никитина изумлённо вытащила из мешка свою ладонь и неуверенно, кончиками пальцев, коснулась руки незнакомки. Её пальцы уткнулись в плоть. Она в ужасе воскликнула.

-Кто вы? Откуда? Сколько же времени я тут нахожусь?!

Время в замкнутом пространстве идёт иначе, чем на Земле. Никитина это знала. Она решила, что просто не заметила, как пролетело время. Она ведь не отмечала дни. Сколько она тут? Сколько лет прошло? Неужели за ней прилетела спасательная экспедиция?

Женщина бесцеремонно схватила её за руку и потащила за собой. Никитина совершенно ничего не могла понять, что происходит. Не могла добиться, чего хочет от неё эта неизвестная гостья. 

-Кто вы? Кто? – спрашивала Никитина, - вы прилетели за мной? Как ваше имя, звание?

Никитина инстинктивно потянулась к выходу, решив, что всё же за ней прилетели, но женщина дёрнула её в другую сторону. Никитина попыталась сопротивляться, но вот они обе упёрлись в стену. Женщина обернулась. И тут Никитина с ужасом заметила, что приглушённый аварийный свет проходит сквозь чужое лицо. Очертания незнакомки были туманны. Космонавт пригляделась. Похо же, это был действительно человек. Но незнакомка имела довольно экзотическую внешность.

-Готова? – спросила гостья.

-Ты…это ты?! Я вижу тебя. Ощущаю. Это всё в моей голове? – испуганно прошептала Тана,-  знакомые черты, но кого именно, не пойму. Это я? Только на десять лет моложе!

- Мы специально приняли этот облик, чтобы не пугать тебя! Мы скомпоновались из твоих ближайших воспоминаний.

- Но кто ты? – спросила Тана, крепче сжав лёгкую руку гостьи, - кто же ты!?

-Фрег.

-Так я называла своего котёнка! Это не может быть твоим именем!

- Наше имя не имеет звучания.

- Я имела ввиду, что это не женское имя.

Но воображаемая женщина, не обратив на критику внимания, кивнула в сторону стены. Никитина улыбнулась и пожала плечами. Мысленно она обратилась к ней.

«Что ты хочешь? Что?»

«Следуй за мной!»

Женщина коснулась стены, неожиданно просочилась сквозь неё и исчезла. Никитина подумала, что она предлагает ей повторить тот же трюк.

«Откинь сомнения! Ты сможешь! Это просто!» пронеслось в сознании.

Никитина снова пожала плечами. И коснулась ладонями стены. Твёрдая поверхность не поддавалась.

«Как это возможно? Я не волшебник!»

«Как во сне!»

-Если бы я была во сне, я бы смогла,- сказала весело вслух Тана, и вдруг вспомнила, что не открывала крышку капсулы сна, а прошла сквозь неё, тут она, оттолкнувшись ногами, поплыла в стену,- управляемый сон...

Инерция вытолкнула её и вскоре она оказалась снаружи ракеты. Вокруг вспыхнули ледяные искры. Никитина испуганно покосилась на свои ладони и поняла, что ощущает лёгкое покалывание.  

-Как?! - воскликнула Никитина, голыми ногами ступая по острым осколкам, поднимаясь на глыбу застывшего льда, - ведь я чувствую лёд! Он такой колкий, обжигающий! Но моё тело стало лёгким! Как пушинка!

- Люди так могут! – сказала гостья, паря возле глыбы,- за мной!

Ледяной плен в виде огромной планеты с кольцами остался позади. Никитина с горестью обратила взор на темневшее во льдах пятно ракеты.

«Я отдала бы всё на свете, чтобы снова полететь сквозь пространство! Но моё тело покоится в тесном коконе! Я во сне!»

Перед ними зияла пустота. Сверкали далёкие звёзды, проносились чужие планеты, скопления межзвёздной пыли, метеоры. Но вот они притормозили. Никитину ослепила вспышка розовой звезды. Они обогнули её и умчались ко второй планете. Первая небольшая была безжизненным раскалённым куском металла. Но вот их цель обозначилась. Это была вторая по счёту от звезды бирюзовая планета. В два раза больше Земли.

«Постой, я хочу рассмотреть это чудо!»

«Мы для этого здесь!»

Они вошли в плотную атмосферу планеты. Снижаясь, Никитина заметила животных, паривших в розовых облаках, чем-то схожих с ящерами. Затем, они понеслись стремительно вниз. Вскоре стало возможно различить линии берегов и бирюзовую гладь океанов. Снижаясь, они пролетели над пустынными равнинами, покрытыми белыми каменистыми россыпями, пересекли обширную чёрную полосу земли, дышащую жаром, поднялись над высокими пиками гор, покрытыми белым льдом. И снова спустились к океану. Они летели над поверхностью воды, ощущая свежий ветер.

«Неужели она?» мысленно спросила Тана.

«Да, это та планета, куда ты стремилась попасть!»

Вскоре обнаружился оазис. Но и среди заповедных ярко зелёных джунглей с невысокими деревцами, среди покрытых нежно жёлтыми кувшинками болот, они не нашли признаков разумной жизни. Ящеры порхали по ветвям кустарников, одинокий, покрытый бурой шерстью зверь на толстых косматых лапах, мелькнул в высокой траве.

Затем они снова промчались над каменными россыпями, где разглядели зачатки цивилизации. Ассиметричные нагромождения конструкций, вкривь и вкось торчавшие над поверхностью, скорбно лежали брошенные в чёрной пыли, словно строительные блоки побросали в одну большую кучу. Грустный пейзаж недостроенных куполообразных построек довершался плачевной картиной рядом стоящих поржавевших роботов. Да, это была планета RY, куда ей следовало прибыть ровно через пять земных лет.

«Я не верю! Это всего лишь сон! Это обман!»

Гостья, что держала Никитину за руку, воспарила в небо, утянув её за собой. Прорезав скопление золотисто малиновых облаков, они вторглись в безвоздушное пространство.

«А нам ты веришь?!» пронзительно протрубила сущность сквозь вселенную и крепко сжала ей руку.

Теперь перед собой Никитина лицезрела гигантское чудовище, с колыхающимися щупальцами, женщина вскрикнула и вырвалась. Лёгкое покалывание в ладони пробило в мозг. Никитина открыла глаза и долго, долго с грустью смотрела на сомкнутый спальный мешок. Затем растёрла затёкшую в неудобном положении руку.

-Не может быть, это сон… плохой сон! – сказала космонавт вслух.

Она мучительно потянулась, провела руками по лицу. Некоторое время она ничего не могла предпринять. Затем засуетилась, быстро открыла клапан и поспешила выбраться из капсулы сна.

-Эй? – позвала она в темноту.

Никитина обвела взглядом отсек, оборудование и удивилась, заметив пластиковые фотографии на стене. Почему то сразу она не придала им значения. Чужие снимки она часто видела в кораблях. На карточках были запечатлены семьи пропавших космонавтов. Жёны обнимали своих мужей, те обнимали детей, все они вместе обнимались и улыбались. Как вчера сфотографировались. А ведь, их никого уже нет в живых, давно нет!

Каждая экспедиция состояла из шести членов экипажа. По двое в одном отсеке. Долететь должны были только их внуки.

Никитина задохнулась от волнения и принялась немедленно облачаться в скафандр. Она очень торопилась. Но несколько минут провозилась с креплениями. Руки дрожали, пальцы не слушались. Наконец, ей удалось. Кое-как управившись, она поспешила к выходу.

Вывалившись из ракеты, она ринулась вдоль больших глыб. В эту минуту наступало планетарное утро. Острые ослепляющие лучи яркой звезды выбивались из-за края синей планеты, роняя искрящиеся золотом лезвия на вершины ледяных гор. Автоматическое затемнение покрыло лицо непроницаемой чёрной маской.

-Фрег! Фрег! – закричала Тана, прибавляя шаг, она побежала.

Но тишина была ей ответом. Ничто, кроме сурового вида бесконечных, строгих голубых линий не попадало в поле зрения. Выбившись из сил, тяжело переступая, Никитина остановилась посреди взъерошенного ледяного поля. 

Совершенно изнеможённая, она даже не могла держаться и обмякла. К счастью скафандр не позволял упасть. Она закрыла глаза, часто дыша. Не сдерживаясь, Никитина глубоко разрыдалась.

ЧАСТЬ 5 Перекрёсток вселенной

Каждый раз ей снился один и тот же сон. Будто она падает, падает, падает и наконец, ударяется о твёрдую землю. Она выползает из скафандра и ложится грудью на землю. Она голыми руками сжимает комки грязи с тягучими нитками переплетающихся корней.

Где-то сверху надрывает горло инструктор, который ещё не знает, что стряслось, что кости её раздроблены, что ракета сгорела. А она, прильнув к траве, смеётся сквозь слёзы. Раз за разом её посещал один и тот же сон.

Сколько бы она сейчас отдала за тот провальный полёт! Лишь бы снова припасть к земле, к сочной зелёной траве, вдохнуть свежий ветер, ощутить знакомое притяжение.

На протяжении каждого сновидения ей слышались далёкие голоса людей, как сквозь треск микрофона. Порой ей даже мнилось, что в ракету кто-то стучится, словно в парадную дверь. Ей даже чудилось, что экипаж вот-вот вернётся.

«И снится нам не рокот космодрома…» прозвучало рядом, Никитина очнулась. Сигнал видофона разбудил её. Несколько минут она лежала в мешке неподвижно, желая продлить видение о Земле и людях.

Затем, она прибрала свои длинные волосы, покинула постель, влезла в скафандр. И собралась выйти из ракеты. Каждое движение она совершала через силу, автоматически, недоумевая, зачем она всё это делает.

Наконец, выбравшись наружу, она медленно протопала по ледяному полотну и заставила себя совершить некоторые действия, направленные на починку робота. Скафандр работал на минимальном заряде. Едва поддерживая необходимые для жизни параметры. И обжигающий холод казалось, всё ближе подбирался, проникая через крепкую оболочку.

Тишина. Безмолвие и сверкающие льды. Она прислушалась. Снова расслышала лишь размеренное дыхание. Вот уже 4392 часа она слышала только одинокий стук – стук собственного сердца.

Никитина застыла на минуту, оторвав перчатку от инструментов, обратив взор вправо. Она всегда смотрела в ту сторону. В чёрный горизонт холодного океана, который не имел видимого края, в тёмную безжизненную пустыню, наполненную блеском миллиарда звёзд. Где-то там Земля?

Вернувшись обратно в ракету, Никитина приблизилась к календарю. Он висел на стене. Она поднесла карандаш, чтобы зачеркнуть ещё один лишний день, проведённый на леднике. Говорила она вслух, звук собственного голоса был необходим ей.

-Сколько у меня провианта… достаточно, чтобы протянуть ещё слишком долго.

Затем она машинально проверила датчики, надавила на пару сенсорных кнопок и вдруг кулаки её сжались.

 –А! - воскликнула Тана сорвавшимся голосом, ударив от безысходности кулаком в стену, - поговорите со мной! Ну же! Хоть кто-нибудь!

На неё весело улыбаясь, глядела семья капитана ракеты. Женщина с каштановыми волосами, как у неё самой. Высокая, стройная, достойная спутница героя-космонавта. Взрослый сын и дочь. Оба похожие на отца. Никитина медленно перевела взгляд на следующий и следующие снимки, приколотые к стене. Она стиснула зубы и не дала пролиться ни единой слезинке.

Ровно три. Три фотографии, изученные ею вдоль и поперёк. Семьи космонавтов, заламинированные в пластик, по-прежнему молча улыбались ей. Все они стали до боли, до каждой чёрточки в лицах, до каждой складочки на одежде, знакомы ей. Будто они её родные.

Женщина вздохнула. Она погладила фотоснимки и сдвинулась влево. Подмигнув культуристу, что увлёкся тяжёлой штангой, под жизнеутверждающей надписью, она поприветствовала капитана ракеты, запечатлённого на фоне стартовой площадки с левого края плаката, вскинув под козырёк руку.

- Капитан! – произнесла женщина, шмыгнув носом, - добрый вечер и… доброй ночи!

Тут Никитина оглянулась, взгляд её медленно, внимательно скользнул по отсеку.

Мягкий, приглушённый свет, что источался из стен, моргнул. Никитина быстро перебралась в другой отсек. Она вытянула руки, растопырила пальцы, будто желая кого-то поймать.

-Эй? – прошептала она тихо, словно боясь спугнуть кого-то, сердце её учащённо забилось,- Фрег?! Фрег! Где вы?  

Космонавт перебралась в третий отсек. Полумрак недоумевающее поглядывал на неё. Космонавта встретил покой и непроницаемая тишина.

-Не молчите! Я знаю, вы здесь! Я чувствую вас!

-Тана? – возникла в голове мысль, - нам нужно было уйти, чтобы разобраться, как тебе помочь.

- Вы собственно могли и не возвращаться, – крикнула невольно Тана и зажмурилась, глаза нестерпимо защипало, - мне показалось, что прошло шесть лет, а не шесть месяцев! Вы заставили меня страдать… но я не виню вас… если бы я могла перемещаться как вы, наверное, тоже бы не стала задерживаться рядом с каким-то чужеродным существом! И неважно, что оно основательно влипло.

-Мы заметили, ракета хорошо очищена. Ты готовишься покинуть кольца?

- Да, нужно попытаться, – усмехнулась женщина,- продукты с полита уже перетащила.

-Порадуйся за нас! Мы, наконец, свободны! И можем вернуться в свою вселенную.

Никитина изумлённо посмотрела на малиновое пятно и отвернулась. Быстро выбралась из второго отсека и перешла в первый, командный.

-Ты бежишь от нас? – голову захватила настойчивая мысль.

-Могли попрощаться со мной во сне, существа! – возмутилась женщина,- ладно, я дурочка надеялась на вашу помощь, вы ведь так внезапно покинули меня, я уж решила, что обиделись. Ну, так зачем вернулись? Ну и телепатировали бы радостную весть из своей вселенной.

-Мы ещё не настолько усовершенствовались, чтобы в чужой вселенной поддерживать связь на таком большом расстоянии! Мы побывали на твоей Земле, -ответило нечто,- а вернулись, потому что есть новости. Думаем, тебе будет интересно.

-А! – воскликнула Никитина,- новости принесли, ну и как там? На Земле?

-Нам она показалась странной, у вас всё искусственное.

-Понятно, – ответила Тана.

- Сначала мы направились не в ту сторону и преодолели некоторое пространство, прежде чем поняли, что направляемся в другую сторону от твоей планеты. Но зато обнаружили нечто страшное, что извне угрожает вашей солнечной системе. В этом и состоит новость.

Женщина подплыла к стене и уничтожающе посмотрела на штангиста, будто плакат был в чём-то виноват.

- Давай же, напугайте меня напоследок,- усмехнулась Тана,- будто меня можно ещё чем-то напугать.

-Разве ты не желала, чтобы мы помогли тебе? – с лёгкой иронией пронеслось в голове.

-Может быть, - ответила Тана, она отвернулась от плаката и улыбнулась бликам неясного света,- я перестала верить пришельцам, но я постараюсь научиться снова…

-У нас действительно очень плохая новость, – продолжило вещать нечто, - мы уже пояснили, что сначала по ошибке направились в другую сторону, а уже потом посетили вашу Землю. Поэтому нас не было так долго. Наши догадки оправдались! Ваш мир состоит из механизмов. Совсем не как у нас. Вы создаёте машины и роботов, заставляете их работать и решать задачи вместо себя. Вы избрали путь материи. Мы исследовали вашу историю. Когда человек изобрёл первое колесо, он убил способность разума! В нашей вселенной мы умеем управлять стихией, умеем общаться с природой. С помощью мысли. Мы общаемся телепатией, мы телепартируем не только собственное тело, но и предметы сквозь пространство. Да, Тана, мы из той вселенной, где сила мысли первостепенна! Мы попали к вам сквозь перекрёсток. Он пронизывает несколько миллиардов перекрёстных вселенных. Это и есть наш путь! Ты помогла нам вновь его отыскать, тоесть твоя авария…

Никитина покачала головой, пытаясь представить описанный перекрёсток.

- Но людям вашей вселенной следует избегать этого участка. Всё дело в вашем мозге. Вы тоже реагируете на излучаемые волны, но вы начинаете совершать безумные поступки. Вы не умеете видеть суть объекта. Ваши политы втягивает в воронку, раскручивает и разбрасывает, но вы пытаетесь противодействовать закону вселенной. Мы думаем, что правильно врата назвать перекрёстком, чтобы было тебе понятнее. Мы знаем, так как видели на улицах вашей Земли потоки транспорта на круговом движении. Возможно, лишь тебе и капитану первой экспедиции удалось справиться.

-Значит, мы столкнулись на перекрёстке вселенных!? – засмеялась Тана.

-Почти.

-Значит, мне следовало ничего не делать? – продолжила сомневаться Тана,- тоесть… не нужно было пытаться вырваться из ловушки? Тогда бы меня побросало, покидало и выкинуло обратно, как тех роботов, что долетели на планету RY! Ну, скажем так, лет через десять, двадцать.

-Не уверены. Но ты могла вырваться из ловушки, были все шансы…

-Тоесть я делала всё правильно, если бы не вы, – пожала плечами Тана.

- Да, ты могла вырваться, разогнав полит до предела.

-Занятно.

- Ты догадывалась, но ты не сделала этого.

-Я бы превратилась в обугленный скелет или пепел!

-Поэтому мы здесь. Хоть и не специально, но мы стали виновником твоей судьбы. Мы решили, что должны помочь, идём, ты должна кое-что увидеть!

-Постой! Понимаю, что ничего не остаётся другого, и я последую за тобой, существо, - взволнованно ответила Тана и, приложив к плакату руку, она истерично захохотала,- надеюсь, вы понимаете, что я не могу вот так просто пройти сквозь стену! Мне нужна мотивация!

-Ты должна довериться интуиции, и перестань заглядываться на плакат, нас там нет!

-А он ничего? И не меняет форму, – Тана кивнула на штангиста и улыбнулась,- послушай, но мне нужно было кому-то жаловаться на тебя, существо! За шесть месяцев это вошло в привычку.

-Спасибо, приятно, что не забывала… нет, мы не ждали слов благодарности. Мы сами решили, что хотим помочь тебе. Но шутку мы оценили.

-Я рада, что вы вернулись, кем бы вы ни были, - произнесла Тана,- я просто очень устала, десять часов без перерыва работала над вечно ломающимся роботом техником. Но сейчас я засну и присоединюсь к вам!

ЧАСТЬ 6 Метеорит

Никитина забралась в спальный мешок, и в предвкушении свободы, мгновенно уснула. Радостно вырвавшись из телесной оболочки, она отправилась в космос, просочившись сквозь обшивку ракеты.

Где-то внизу среди льдов остался тёмнеть острый нос ракеты. Никитина устремила взгляд вверх, где мерцали далёкие созвездия и расплывались причудливыми узорами туманности. Сущность приобрела облик зубастого мегалодона и плавно колыхался её сиреневый плавник. Никитина схватилась за плавник, и будто бы забралась на спину древней акулы. Огромная рыба не удивила её, а дала лишь повод задуматься, что нечто могло при желании заполнить собой вселенную и это странно, что они столкнулись на каком-то перекрёстке. Большие размеры чудища не мешали наблюдать за небесными светилами, так как рыба как гигантский надувной дирижабль просвечивалась насквозь.

Они двинулись в путь, стремительно уносясь в темноту. Планета с кольцами осталась далеко позади. Они перемещались так быстро, что казалось, залипли в невесомости. Двигались только звёзды, мелькали повсюду, будто искры. Скорость, с которой теперь мчалась сущность, казалась невероятной. Никитина с удивлением смотрела на искрящуюся спину мегалодона под собой и, гадала, можно ли постичь настоящий облик сущности в неведомой вселенной.

Наконец, показался космический объект. Они приближались к нему. Остроконечный метеорит, зловещего вида. Как величественный древний корабль призрак, он одиноко бороздил просторы космоса бессчетное количество эр в поисках живых душ, чтобы поглотить несчастных, и сеял на своём пути бурлящий хаос тьмы.

Они притормозили. И, огромный метеорит тут же пронёся мимо, с ужасающей быстротой.

-Вот он! Демон ночи! – телепатировала мысль сущность, указывая на железную глыбу невероятных размеров, - через 7200 часов он достигнет солнечной системы!

-Какой же он чудовищный! – помыслила Тана, - ничто не выдержит столкновения с этой мегатонной крепостью! Это будет последнее, что запечалиться в переполненных ужасом глазах людей! Земля не знает о его приближении?

- С Земли его не видно. Метеорит состоит из тёмного вещества, которое довольно долго остаётся незамеченным.

-Значит, никто не знает, что грозит Земле, – подтвердила свою скорбную догадку Тана.

-Знает. Один человек. Его мы часто видели в твоих мыслях. Ты доверяла ему. Мы отыскали его на вашей Земле. Мы показали ему во сне Демона ночи, - добавило нечто.

-Во сне,- повторила мысленно Тана,- кто поверит в сон?!

- Сейчас не это главное. Очень скоро Демон ночи проследует мимо планеты, где ты потерпела крушение. Его притянет гравитацией, но она его надолго не задержит.

-Есть надежда, что он заблудиться на перекрёстке лет на десять? Чтобы люди успели эвакуироваться?  – попыталась осведомиться Тана.

-Её нет. Его не притянет так близко, как ваши корабли. Он пройдёт мимо перекрёстка.

-Значит, всё предрешено? – неуверенно вопросила Тана,- Он огромен! Этот Демон ночи! У меня старая ракета, вмёрзшая основанием в лёд, без запаса топлива и сломанный робот техник! Я ничего не могу сделать.

-Мы знаем, мы над этим думали.

-Вы можете нам помочь? Можно силой мысли остановить Демона ночи?

-Нет.

-Неужели своими способностями вы не можете остановить метеорит или хоть немного изменить траекторию его полёта? Или отправить в липкую сеть перекрёстка! Или вы обманули меня? – помыслила Тана и оттолкнулась от существа.

-Мы не можем. В вашей вселенной мы всего лишь бестелесный призрак.

-Значит, ваша помощь заключалась в том, чтобы сообщить мне об опасности, – скривила губы женщина, - что ж… я и на это не смела рассчитывать. Прошу, верните сейчас же меня в ракету! Разбудите меня немедленно! Я сейчас же вылетаю в космос! Я обязана подать сигнал тревоги, отправить информацию о грозящей опасности! Они успеют что-то предпринять! Десять земных месяцев… это не так уж мало!

-Думаем, – объявила бесстрастно сущность, - у тебя не получится. У этой ракеты не хватит мощности, но когда Демон ночи подойдёт к ледяной планете, тогда можно будет взлететь. Из-за метеорита планета потеряет часть силового поля, а потом у ракеты будет новый двигатель.

- Это безумный план, – усмехнулась Тана, - но я готова на что угодно. Но даже, если так, что дальше? Демон ночи всё равно погубит Землю! Он разнесёт солнечную систему! Он больше солнца!

- Мы остановим его, – ответила сущность.

-Но как?– спросила Тана, - сдвинем ракетой? Ракета и Демон ночи… это как комар на теле слона!

- Интересное сравнение. Но мы не собирались сдвигать его. Гибрид из двух кораблей необходимо направить в сердце метеорита,- ответило нечто,- у него интересная структура. И, думаем, если мощный заряд угодит точно в центр…и нам повезёт...

- Интересное предположение! Но я не уверена, что смогу определить, где у него находится эта сердцевина! Для этого нужны громадные расчёты! – сказала Тана, взмахнув руками, - у меня сломанный робот техник! В последнее время он совсем не хочет работать. Да и с ним… у меня слишком мало времени! Даже если удастся установить часть уцелевшего генератора с полита и вывести ракету из поля планеты, метеорит раздавит ракету, затем уничтожит солнечную систему, вот что ждёт нас!

Сущность взяла её за руку и потянула за собой, они вернулись на планету с кольцами. Никитина ничего не видела перед собой, зловещий облик Демона ночи преследовал её и стоял перед мысленным взором. И мысли лихорадочно носились в голове.

«Но если не я, то кто?»

-А в вашей вселенной, - спросила Тана, - какая Земля?

- Нет никакой Земли в нашей вселенной,- ответила сущность, - боюсь, что мы не сможем описать нашу планету. Ты не сможешь понять нас. Мы общаемся общими понятиями, теми, что преобразуются в нашем сознании. Мы видели ваш мир, он другой. Но описать наш невозможно! На самом деле мы не человек. Это просто слова, символы. Также как и название - Земля. Наша планета именуется иначе. Но имя её непереводимо. Поэтому наш мозг передаёт названия в понятной для тебя форме. Мы взяли имя Фрег, потому что наше настоящее имя не имеет звучания.

-И пусть, - подумала Тана,- это ничего не значит. Вы существуете! И я чувствую вас! Я не повторю ошибки, не назову вас мнимыми голосами. Вы не плод моего воображения! Больше не смейте… слышите! Не смейте покидать меня!  

-Тогда,- произнесла многозначительно сущность, когда они опустились на высокую глыбу льда, - мы покажем тебе одну ценную находку… это недалеко!

-Что здесь?

-Это хорошо сохранилось. Ты должна извлечь!

-Что это?- догадка пронзила Тану, когда она пристально всмотрелась в слои льда, - кто это?

-Первый экипаж, точнее один из оставшихся.

-Кто там?!

-Белковая масса с рыжей шерстью. Должно быть, он человек, как и ты.

-Капитан первого экипажа? – изумилась Тана,- Вячеслав Зимородков!? Здесь? А где остальные?

-Тел других мы не нашли.

-Так значит, капитан посадил ракету. Вот она отгадка! Зимородков сделал это! А я гадала, почему внутри никого, а ракета стоит целёхонька! Зимородков выжил. Он отправил остальных погибших к звёздам! Вероятно, его команда и все последующие экспедиции покоятся в недрах ледяной планеты. Как он умер?

-Неизвестно, но можем сказать точно, видимых увечий на его теле нет.

-Я знаю как,- подумала Тана, обходя ледяной саркофаг, - я даже могу это утверждать! Он должен был реально оценить шансы. Он потерял всех и не смог взлететь. В ракете не осталось топлива. Потому что он сжёг его, пытаясь оторваться. Но притяжение его не пустило, и тогда… он решился не дожидаться. Ведь вторая экспедиция отправилась по его следам только через пятьдесят лет! Он стоял здесь, на этом самом месте, пока система полностью не отработала. Отсюда он смотрел… он мог видеть только чёрную даль, но всё же… он смотрел на Землю. Что мне с ним делать?

-Попробуй отогреть, правда, не знаем, получится ли… он был бы отличным товарищем тебе.

Никитина удивлённо обернулась и посмотрела на разноцветную дымку. Созвездия просвечивали сквозь туманный облик, но вырисовывали силуэт. Казалось, она смотрит на своё отражение, на свой скафандр, окутанный мраком. Внезапно звёздный капитан  растворилась. Никитина протянула руку, как вдруг, нащупала мягкую ткань. Она открыла глаза и откинула дверцу капсулы сна. Внутри ракеты всё казалось привычным. Лишь изредка мигал свет.

ЧАСТЬ 7 Испытание

- Ох,- женщина выбралась из капсулы сна,- Демон ночи! Что же я всё сплю?! Может, приснилось! И нет никакого метеорита?

Никитина быстро оделась и выбралась на поверхность ледяного спутника, она медленно двинулась по неровной поверхности. Скафандр неуклюже двигался, скользил, но удерживал равновесие. Потребовалось больше трёх часов, прежде чем Никитина достигла по памяти того места, где должен был находиться капитан первой пропавшей экспедиции. Никитина сожалела, что её робот техник сломан и ей приходиться самой идти к месту трагедии. Она понимала, какая работа ждёт её впереди. Тяжёлая и неприятная.

Среди осколков льда она разглядела мрачный тайник и стала счищать лёд. Медленно, слой за слоем. Останавливаясь временами, Никитина давала себе передохнуть и поразмыслить, что она делает. Зачем она раскапывает ледяную могилу?

Под перчаткой показалась часть скафандра. Она аккуратно продолжила работать. Она так увлеклась, что не заметила, как свет далёкой звезды, озарявший поверхность колец и спутник, где она находилась, померк. Никитина зажгла фонари и продолжила работу. Немного подремав, она неустанно продолжила трудиться. Она старалась с ювелирной точностью, чтобы не повредить ткань древнего скафандра. Наконец, на рассвете, женщина вырезала космонавта из оков льда и поволокла внутрь ракеты.

Пока она медленно тащилась с грузом по колкому льду, странные мысли посещали её.

«Слава Зимородков! Шестьсот лет во льдах! А мы когда-то зачитывались вашими книгами. Вы первый, кто отважился отправиться в далёкий путь. Вы утверждали, что люди преодолеют силу тяготения и впереди нас ждут неизведанные миры! Благодаря вам, мы зажглись мечтой о покорении дальних рубежей! Ещё бы! Я сама изучала ваши труды, я могу наизусть процитировать многие абзацы! Вы были для всех нас, девчонок и мальчишек, решивших связать жизнь с космосом, равным отцу! А ведь вам было всего тридцать пять, когда вы отправились в свой последний космический полёт! Но разве не вы привили мне бесстрашие и вложили в сердце любовь к космосу? Как же я мечтала последовать за вами. Как хотела прикоснуться к легендарному корпусу «Север 1». А теперь… я тащу ваше замёрзшее тело в вашу же ракету. Какой парадокс. Чтобы я сказала, если бы встретила вас наяву, если бы такое было возможно. Да, вы АС, Зимородков! Я крепко пожимаю вашу руку! Я всегда верила в вас! Вы сумели посадить корабль на кольца этой коварной планеты, в отличие от всех нас! Спасибо, вы спасли мне жизнь…»

Так размышляла Никитина, следуя в корабль, восторженные мысли на время заполнили её сознание, отвлекая от действительности, и она не заметила, как вернулась.

-Надеюсь, я не занималась ерундой столько времени, - поморщилась Тана, взглянув на скафандр с трупом внутри, - я должна была просто отправить его к звёздам! Зачем я притащила его сюда? Фрег?

Женщина несколько часов пробыла возле замёршего космонавта. Порой она всматривалась в узкое стекло, разглядывая заросшее рыжей бородой белое лицо с чёрным открытым ртом. Скафандр казался очень примитивным. Как же действительно странно, как быстро меняются технологии. Как он вообще в таком перемещался? Как Зимородков преодолевал эту гравитацию? Должно быть, он имел крепкое тело. Невесомость не изнежила его.

От холодного пара, что источал костюм, ей вдруг сделалось самой жутко холодно. Никитина давно проголодалась и решила съесть что-то горячее. Но машина вновь барахлила. Вместо котлеты она выдала бесформенную массу бледно коричневого цвета, которая расплылась по отсеку. Никитина принялась гоняться за ней, чтобы очистить помещение.

Пока она занималась уборкой и починкой старого пищевого блока, она не заметила, что лёд сошёл, а материал скафандра приобрёл гибкость. Наконец, она заметила преображение. И испытала некоторое волнение и беспокойство.

«Пора!»

Отвернув крепления, женщина с трудом вынула деревянное тело наружу и привязала к креплениям, чтобы оно не перемещалось свободно по ракете. Плоть была подобна каменной плите с застывшей рыжей паклей бороды, прилипшей к щёкам и скрывавшей половину лица.

-Сколько он будет отогреваться? – спросила вслух женщина, снимая рабочие перчатки, - я не могу даже смотреть в его сторону!

Но пустота не могла ответить. Женщина взволнованно скользнула взглядом по стенам. Она нахмурилась, тяжко вздохнула. И вздрогнула, обратив взор на труп.

«Темнота и покой. Вот что ждёт по ту сторону. По крайней мере, так говорил знакомый хирург. Это сообщили ему те, кто пережил клиническую смерть. Как странно, но ведь миг, в котором мы живём, удивителен! Что побуждает нас очнуться из небытия? Отчего я не темнота и покой? Жизнь – это временный отрезок, в котором мы существуем, мыслим, чувствуем, любим. Мы понимаем, что всё те же звёзды будут освещать путь тем, кто придёт после нас. Но как ощутить небытиё? Ведь до и после не существует. То, что было до и будет после, мы не сможем осмыслить, не сможем осознать. А значит, мы будем жить вечно…»

Всё время, пока тело трупа приобретало мягкость, а капли талой воды отрывались от одежды и парили вокруг, Никитина тщательно собирала жидкость. Изредка она приближала лицо и принюхивалась. Так прошло немало времени, пока космонавт не услышала странный хруст. Она сорвалась с места и кинулась прочь от тела. Но ничего не происходило. Лишь конечности закачались, оттаяв. Женщина поморщилась и решила выйти наружу, она стала облачаться в свой скафандр.

-Аааа! – послышался тяжёлый вздох.

-Ааааа! – взвизгнула женщина, от неожиданности оттолкнув свой скафандр, -Что же это происходит!?

Перестав метаться по отсеку, женщина затихла в углу. Она закрыла лицо руками, и продолжила наблюдать за происходящим сквозь пальцы. Борода отклеилась и стала жутко топорщиться в стороны. Рот был сжат. Из-под густой рыжей шерсти просвечивала бледная маска воскового лица.

-Просто лежи там, лежи спокойно, - прошептала женщина, - о… нет, нет… не делай этого!

Труп открыл один глаз. Глаз казался стеклянным, мутным. Фиолетовые тонкие губы мужчины растянулись и снова сжались. Потом дрогнула правая рука с посиневшими ногтями. Рот сипло вдохнул.

-Как же это больно! – вдруг полушёпотом, с усилием двигая челюстью, промолвил тяжёлым басом человек, пробуя сжать пальцы правой руки,- как же невыносимо больно!

-Вяче…Вячеслав, Слава! - позвала Тана, заикаясь и немея, мысли путались, недавнее восхищение сменилось ужасом, наконец, она выкрикнула, - Вячеслав Зимородков! Добро пожаловать на борт полита… ах… что я несу… твою ж… да что со мной… увереннее, соберись… на борт ракеты. Как вы себя чувствуете?

-Хреново,- отозвался мужчина и с усилием открыл второй глаз, при этом растеряв половину ресниц.

-Вам помочь?!- Тана не знала, как быть, ей хотелось только убраться прочь, сбежать из ракеты и бежать без оглядки, прямо в открытый космос.

- Может воды? Горячей воды? – мужчина с хрустом согнул обе руки,- лёд не растаял!

-Это разорвёт вас… изнутри!- ужаснулась она.

Он замолчал и неподвижно пролежал ещё пару часов, пока полностью не оттаял. Затем обмякшее тело стало содрогаться. Мужчина дико закричал и выгнулся. Он упёрся головой и пятками в пол, будто желал грудью разорвать сдерживающие его ремни.

-Вяче… Слава! – воскликнула Тана, растерянно застыв возле трясущегося в конвульсиях тела, - как мне помочь вам?! Что сделать!?

-Кажется, я могу разбиться! Затяни туже ремни! - выдохнул космонавт и снова закричал от страшной боли,- проклятье! Это хуже смерти!

Никитина вспомнила своё пробуждение после аварии и представила, как ему плохо. Но разве можно сравнивать? Конечно, её тоже сильно встряхнуло, она потеряла много крови, но это было лишь временное состояние, она ничего не переломала и не превратилась в окоченелую ледышку! 

Никитина мигом врубила тёпло на максимум и попыталась крепче связать человека. Она старалась не задумываться над тем, что на ощупь он был вязким и холодным. Как кусок размозженного окорока.

Несколько часов ожидания, но дыхание космонавта не стало размеренным и спокойным. Грудь его ходила рывками. Он вновь силился пошевелиться, но тело его стало подобно мягкой вате, он даже не мог повернуть головы.

-Слава,- снова решилась заговорить женщина, и вопреки своему желанию протянула дрожащую кисть для рукопожатия,- с вами говорит Тана Никитина, капитан корабля «Энергия»! Я приветствую вас! Вы на борту ракеты «Север 1». Нельзя сказать, что я просто удивлена! Я поражена, что вы… ожили, – Тана прикрыла рот рукой, так и не пожав руку мужчине, - О, что я опять несу… Вы помните, что произошло с вами? Можете объяснить случившееся? Вы погибли… нет, нельзя упоминать… вы, может, впали в анабиоз!?

Но Зимородков не ответил ей. Через пару часов ему стало хуже. Состояние его сильно ухудшилось. Причём ухудшалось оно с каждой минутой. Тана стала свидетелем страшного процесса. Не нужно было проводить обследование, ей было прекрасно видно, как на её глазах тело Зимородкого разваливается на части! Сначала его кожа покрылась крошечными водяными волдырями, из которых просочилась белесоватая жидкость, как при сильном обморожении. Затем стали лопаться капилляры и кожа приобрела синюшный оттенок. Потом руки и ноги стала сводить новой судорогой, так что, каким ни был терпеливым Зимородков, он не мог сдержаться и снова стал кричать. Но это ещё не всё. Зимородков ничего не видел. Мутные глаза беспомощно вращались в орбитах глазниц. Он не реагировал на яркий свет. Но, кажется, всё ещё слышал её.

-Это провал! – кричала она в истерике, наблюдая душераздирающую картину, - Зря мы это всё затеяли! Это вопреки законам природы!

Зимородков реагировал на её слова, мучительно стонал и только качал головой. Затем он провалился в глубокий сон. Двенадцать часов он не приходил в сознание. Тело его обрело тёмно синий цвет. Появился запах…

Наконец он пришёл в себя. Невидящим взором он обвёл помещение и задрожал. Тана боялась увеличивать температуру. Она не знала, какое лекарство ему колоть. Она находилась в полнейшем замешательстве. Никакая аппаратура не могла ей помочь. Она не выдержала и заплакала.

-Не нужно было этого делать,- умоляющие попросила Тана,- оставьте Зимородкова в покое! Ему нужен вечный покой! Я не могу больше наблюдать за его мучениями! Пожалуйста!

Зимородков снова провалился в тяжёлое забытьё. Порой он просыпался, стонал и корчился от боли. И ей пришлось, вопреки своему желанию, помогать ему, пытаться хоть как то облегчить его страдания.

За пару часов ракета превратилась в госпиталь, точнее она представляла собой некий космический хоспис. Всё было перевёрнуто вверх дном. Все лекарства, медицинская аппаратура, все средства были направлены лишь на то, чтобы притупить на время боль.

Несколько долгих часов Никитина терпеливо ожидала изменений. Любых. Ей было невыносимо видеть тщетность страданий и бессилие своего кумира. Но Зимородков неистово боролся. И ей пришлось отринуть брезгливость и смущение. Она ухаживала за ним, как за умирающим, почти трое земных суток. Порой ей думалось, что напрасно. Но она решила отдать должное за своё спасение. Ел он очень мало, в основном глюкозу, хотя для такого большого тела, нужно было более полноценное питание, питание ему доставлялось прямо в вену. Она прекрасно понимала, что он не в силах вести полноценную человеческую жизнь. Его тело пришло в такое негодное состояние, что порой приходилось делать обезболивающие по несколько раз. Но вены, наполовину склеенные, не доставляли нужное количество вещества куда следует.

Бывало, Никитина оставляла его одного, выходила наружу, когда слышала слишком громкие стенания и скрежет зубов. В такие моменты она испытывала муки едва ли не наравне с ним.

-За что?! За что это свалилось на меня! – отчаянно взвывала Тана в чёрное пространство вокруг ледяных глыб,- вместо того, чтобы работать над восстановлением ракеты, мне приходиться одновременно быть механиком, инженером и сиделкой возле тяжело и неизлечимо больного! И наблюдать, как он дважды умирает в муках! Что ещё предстоит вынести мне?! Не много ли это для одной смертной женщины?

Но, несмотря на всё это, она была самым обыкновенным человеком, стойко переносящим трудности. Ей приходилось полностью выкладываться ради великой цели, выжимая из себя последние силы. Ни единой секунды, даже в редкие минуты отдыха, чёрный мегатонный разрушитель не покидал её сознания.

На четвёртые земные сутки Зимородков очнулся после короткого беспокойного сна и некоторое время мирно лежал и не двигался. Никитина взволнованно приблизилась и сильно удивилась его спокойному виду. В голову закрались недобрые мысли. Слишком уж он спокоен. Она внимательно рассматривала его бледное, исхудавшее лицо. Синюшность покровов пропала. Глаза его были открыты и чисты. Но широкие зрачки не меняли размера. Она подумала, что он по-прежнему ничего не видит. И всё же невольно ощутила дрожь от пристального пронзительного взгляда. 

-Слава? – воскликнула Тана,- вы как себя чувствуете? Вам совсем плохо?

-Фрег,- ответил мужчина, нахмурив рыжие густые брови.

-Что? – смутилась женщина, - что вы сказали?

-Фрег! – мужчина глубоко вдохнул, ему было тесно в ремнях, что держали его, зрачки его сузились, приняв нормальный размер.

-Фрег!? – крикнула Тана, едва сдерживая слёзы, - здесь!? Я так боялась, что больше не услышу вас. Я боялась, что это не вы. Я думала, вы оживили Зимородкова! Вы не представляете, что я пережила за всё это время…

-Приятно понимать, что наше присутствие больше не пугает тебя,- впервые, слабо улыбнулся мужчина.

Фрег снова нахмурился и принялся изучать своё новое тело. Он несколько минут осторожно разглядывал и ощупывал себя. Он раскрывал и сжимал ладони, сгибал и вытягивал ноги, трогал рыжую бороду, большой прямой нос, густые брови. Он проделывал это снова и снова, пока тело не перестало сопротивляться. Затем он попросил его освободить и сделал первый шаг, неуклюже расставив ноги. Хватаясь за поручни, он совершил первый полёт по ракете. Невесомость помогла ему освоиться.

Тана, затаив дыхание, следила за поразительным, невероятным чудом, в то же время жутко отталкивающим, искажающим реальность происходящего.

-Нам нужна энергия. Не откажемся от питательного,- озадачился космонавт, потрогав живот, - не помнишь, как давно это тело получало сытную пищу?

-Видимо, шестьсот лет назад,- ответила женщина.

Никитина дрожащей рукой коснулась потёртой сенсорной панели пищеблока. Аппарат послушно создал требуемое и подал сигнал готовности.

-Пабам! – нараспев сказала она, надеясь, что удачно справилась с починкой древнего механизма.

-Что это? Лучшее блюдо? Диковинка? – удивился мужчина.

-Это должен быть вишнёвый пирог, - сказала Тана, смутившись расплывающейся перед ней ярко красной массе, но тут её осенило доходчивым объяснением, и она добавила, - но я подумала, что пирог вам ещё нельзя! Будете учиться всему заново. И пища ваша будет как у младенца! Сегодня у вас день рождения.

-Действительно, день рождения,- согласился Фрег, ловя пальцами и ртом вишнёвое желе.

После еды мужчина вдруг закрыл глаза и отключился. Никитина приблизилась. Рука коснулась необычно холодного запястья. Пульс не прощупывался. Она в ужасе стала его тормошить. Но он не реагировал. Женщина испугалась. Ей показалось, что всё кончено. Это её ошибка! Внутренности не выдержали. Она испытывала замешательство, но прислонилась к его груди, и замерла. Перестала дышать. И услышала слабое, но всё же биение сердца.

«Уснул!? Просто уснул. Невероятно!»

Через четыре часа, мужчина проснулся. Она находилась рядом, не желая ни на миг оставлять его. Вдруг понадобится помощь? Хотя странное соседство всё ещё пугало.

-У нас мало времени, Демон ночи не дремлет,- сказала Тана, когда заметила его пробуждение,- как я поняла, вы решили мне помочь делом, а не советами.

-Да,- ответил Фрег, потягиваясь,- извини, но мы чувствуем себя совершенно разбито!

-Понимаю, - согласилась Тана,- это не удивительно.

-Пока мы внедрялись в ледяное тело, мы думали,- сказал мужчина,- сможем ли им управлять, двигать конечностями. Совсем непросто было оживить его, а затем удержать. Мы слышали тебя, ты просила оставить тело, но мы не могли остановить процесс. Мы понимаем, что и теперь имеем много недостатков, мы неправильные, мы стремимся восстановить функции организма, мы всё ещё заполняем собой ткани, стремительно проникая через клеточные мембраны, но теперь мы смотрим на мир вашими глазами. И, знаешь, у нас возникло острое чувство, что нам чего-то не хватает. Словно мы что-то потеряли. Знаешь, чего нам не хватает?

-Нет,- пожала плечами Тана и указала на фотоснимки,- может быть, это вас утешит?

-К сожалению,- ответил Фрег, - его память нам не доступна. И картинки на стене для нас ничего не значат. Мы просто поняли, что уже не стремимся туда, откуда пришли… мы будто проснулись. Нам кажется, что мы не существовали до пробуждения. Будто я всегда был таким.

Никитина недоверчиво посмотрела на Фрега. Его глаза казались ясными, а взгляд приобрёл мягкость и человечность. Она попыталась не выдавать своего чрезвычайного волнения.

-Скажи, ты можешь, как раньше, проходить сквозь предметы?

Мужчина задумался. Взгляд его стал неподвижен, глаза казались пустыми. В такие моменты и потом, Никитиной казалось, что Фрег покинул оболочку, что тело снова умерло. Её пугали эти минуты. Но Фрег не ушёл, он заглядывал сам в себя, изучая возможности.

-Не могу, - ответил он, - оболочка не позволяет. Боюсь, что, если попытаюсь, то могу потерять над телом контроль навсегда или того хуже...

-Хуже?

-Имею ввиду, что теперь,- он замялся, и чуть погодя ответил,- мне кажется, что теперь я больше человек.

-Плохо.

Фрег засмеялся, смех его, как и голос, был низкий и густой, подстать большой, широкоплечей фигуре. Его смех смягчил её сожаление. Но может ли так быть, что телесная оболочка взяла вверх над совершенной сущностью, которой были открыты тайны перевоплощения? Неужели это путь в один конец? Или она чего-то не понимает?

-Ты не рада, что я обрёл форму? Или тебе не нравится сама форма?

- Теперь ты человек. Мой товарищ. Почему мне не радоваться.

Никитина заставила себя улыбнуться. Всё-таки она не могла не признать тот факт что, как же чудно обрести живого друга, вот так вдруг, среди пустоты, как неожиданно и непостижимо он явился в трудную минуту. Так как будто бы её зов, обращённый в вечный холод невесомости, был услышан. Ей необходим был товарищ. Ей необходимо было живое участие. За любое живое существо рядом она готова была пожертвовать чем угодно! Она и помыслить не могла в самой невообразимой фантазии, что когда-нибудь увидит вблизи Зимородкова. И теперь он так запросто разговаривает с ней. Но нет, не он. А пришельцы! И она намерена отомстить им за все муки, что она тут натерпелась. Если бы она только знала, что это был не Зимородков! Ей бы было не так страшно и тяжело. Если бы она знала заранее, что Зимородков пребывает в вечном покое, а не в муках, что это лишь его покинутая оболочка, в которую вселились пришельцы! Ей не терпелось поквитаться с пришельцами. И за коварное вторжение в её мозг тоже! Тана некоторое время с чувством кровной обиды наблюдала за Фрегом. Он хмурился, не понимая, но интуитивно догадываясь, что она что-то задумала недоброе.

-Что не так?

-Хотела сказать правду. Мне не нравится твоя новая оболочка.

-Почему?

-Терпеть не могу рыжих! – воскликнула она с пренебрежением.

-Я думаю, скоро это измениться,- Фрег провёл пальцами по голове и показал ладонь, и в ней с пригоршню рыжих волос.

Женщина отвела взгляд. Сразу совсем перехотелось шутить над ним. Как бы ей плохо ни пришлось, но пришельцам, что оказались внутри Зимородкова, было не легче. Некоторое время Фрег смотрел на своё отображение в экране на главной панели управления ракеты. Удовлетворив любопытство, он потерял интерес к своей внешности.

-Честно признаться? - сказала Тана спустя время, - знаешь, я ведь была влюблена по-настоящему в него. В его изобретения, научные изыскания, в его фигуру, лицо. Да, да. Я его фанатка! Не смейся. Всё что я сказала до этого - вздор! Ведь он гений! И вот он рядом, и не какой-то клон, а он сам. Но, знаешь, хорошо, что это ты, Фрег. Что бы я делала с ним? И как бы ко мне отнёсся настоящий Зимородков?

-Была влюблена? Приятно слышать,- угрюмо произнёс Фрег,- имею ввиду, мне приятно, только то, что моё новое лицо тебе не противно.

Фрег попросил видофон и с самым сосредоточенным видом углубился в работу. Женщина зависла подле его плеча.

-О чём ты думаешь? – поинтересовалась Тана, когда Фрег более получаса задумчиво, не обращая внимания на посторонние вещи и на неё в том числе, изучал проекционные схемы.

-Сейчас я думаю, как создать новый носитель и усилить мощность передатчика для сигнала, - Фрег почесал заросший рыжей бородой подбородок и стряхнул с одежды пару тройку выпавших волос, - я попробую нарисовать всё детально в видофоне. А о чём ты думаешь?

-За этим тонким слоем металла пустота, пронизанная смертельными лучами радиации, - Тана провела рукой по обшивке,- ведь страшно подумать, если случится разгерметизация! Мы задохнёмся как рыбы, выброшенные на сушу.

-Мы оба по собственной воле вошли в эту ракету,- ответил спокойно он.

Никитина вздохнула и обреченно покачала головой. Нет, нет. Она не хотела обманываться надеждой о светлом будущем!

-Они прилетят за тобой,- вдруг сказал Фрег, прищурив правый глаз.

-Они никогда не прилетят за мной! Потому что меня здесь не будет, - возразила женщина.

-Ты не станешь сообщать об аварии. И они прилетят! – сказал Фрег, - ты сообщишь, что достигла планеты RY. Метеорит ослабит силовое поле планеты. Они не разобьются. Я хочу, чтобы ты позаботилась не только о Земле, но и о своём спасении.

-Не поверят! - воскликнула Тана.

-Прилетят,- уверенно парировал Фрег.

-Нет, нет, нет! Мы оба заварили эту кашу и оба должны расхлёбывать! И вообще, что сейчас значит моя жизнь, когда на кону всё человечество? – запротестовала Тана,- я не боюсь и готова…

-Потому что я хочу помочь и им и тебе, - сказал Фрег.

-Зачем разговоры о спасении? Меня не пугает смерть, я встречалась с ней не раз. Мне важнее, чтобы меня не считали обманщицей! Я не стану больше врать. Ты себе представить не можешь, что значит потерять доверие в нашем мире! Всё ради чего живёшь, к чему стремишься, уже рассыпалось в прах один раз! Как жить, если за каждым твоим действием следят, а каждое слово вызывает сомнение? Не хочу повторения.

- Я видел твои воспоминания. Ты не открывала люк! Ты прошла сквозь него! 

Никитина помедлила, но чувствуя необходимость высказаться, продолжила.

- Когда произошёл первый взрыв, я ударилась головой и на несколько секунд потеряла сознание. Ракета загорелась, а я пребывала в прострации. Не знаю, правда или нет. Но мне привиделось, что я очнулась, а вокруг всё белое, всё переливается яркими лучами. Я вращалась с дикой скоростью внутри странной сферы. Вся она состояла из белого ослепительного света. Подобное состояние можно сравнить с нахождением в учебном тренажёре. Есть такие центрифуги для проверки вестибулярного аппарата. А сверху на меня смотрели, я видела кого-то. Все в белом искрящемся свете, они внимательно глядели на меня сверху. Я даже приняла их за бригаду врачей в белых халатах. А когда я очнулась, то уже находилась снаружи ракеты. Я упала удачно. Дальше меня ждало несколько лет реабилитации. Я притворилась, что ничего не помню. Я прогнала странные голоса из головы. Чтобы ни один глупый прибор специалистов не распознал, что со мной. Я убедила саму себя, что всё было фантазией. И я всё забыла!

Женщина снова закрыла лицо руками и, всхлипывая, долго не решалась говорить.

-То, что ты описываешь, очень похоже на телепортацию, - сказал мужчина,- тебе помогли переместиться. Ты не пыталась рассказать об этом кому-нибудь?

- Никто бы мне не поверил! Единственный, кто не отвернулся, - она вздохнула,- по крайней мере, он поддержал меня в трудную минуту, был мой хороший товарищ. Он был почти выпускником, когда мы познакомились, я тогда только поступила на лётный курс.

- Ему я показал Демона ночи во сне, – сказал Фрег.

-Рону? – удивилась Тана,- я о нём часто думала? Самой странно. Я знаю, что не любила его. Но доверяла. Надеюсь, он сохранил мою тайну. Я никогда не обманывала его. Я больше не хочу врать! А теперь ты говоришь, что я должна послать сигнал, что прибыла на планету RY?!

-Хорошо, - сказал Фрег, убедившись в её упрямстве,- я неопытен и поэтому был самоуверен. Но это тело научило меня опасаться. Если не получится остановить метеорит, кому-то нужно будет послать сигнал на Землю о его приближении.

Женщина испуганно взглянула на мужчину, возражать было бессмысленно, ей пришлось согласиться с его доводами. Тогда она взяла видофон из рук Фрега и показала, как чертить схему. Фрег быстро освоил технику, провёл линии и за несколько минут сотворил проекцию большей части нового механизма.

-Я исследовал ваши технологии,- предвосхитил её удивление мужчина,- я изучил, как построены ваши корабли.

- Но ты нарисовал нечто необыкновенное, –сказала Тана.

-Подойди,- мужчина сверкнул стальными глазами,- Подойди ближе, рассмотри! Не смущайся, никак не могу привыкнуть, что твоя рука больше не проходит сквозь меня!

Фрег протянул ей широкую ладонь. Но она посмотрела на него недоверчиво и даже с опаской.

-Я не могу,- ответила она, невольно спрятав руки за спину, и вдруг устыдилась своей минутной слабости,- не могу побороть себя! Это неправильно. Я пыталась не думать, когда ухаживала за тобой, а теперь опять начала…

-Что-то не так? – мужчина недоумённо, пристально уставился на Тану.

-Ты… как бы это сказать,- она встрянула тёмными волосами, потёрла нос и, набравшись смелости, продолжила,- ты ведь ходячий мертвец! Зомби!

-Кто это? – искренне удивился он.

Никитина тихонько засмеялась и пожала ему руку, которую он всё ещё протягивал. Рука оказалась тёплой.

-Я как-нибудь поведаю тебе о наших земных глупостях! Думаю, у вас тоже есть что-то подобное!

Он вопросительно и ожидающе не отрывал от неё глаз, она сдалась, и кратко поведала о древних легендах и страшных выдумках.

-Нет, я живой,- произнёс он в конце всего сказанного,- я всё чувствую, я осознаю себя, моя кровь течёт по венам, хоть и медленно, послушай, моё сердце бьётся.

-Это верно, но всё же,- сказала Тана,- мне тяжело думать о том, что ты испытываешь внутри этого тела. Зимородков пробыл на леднике не меньше месяца, пока окончательно не убедился, что попытки вырваться бесполезны. Я это поняла, заметив, что синяки на шее и руках почти исчезли. Ты не хочешь, чтобы я провела медицинское обследование. Значит, чувствуешь, что-то не так с организмом! Прости, я втянула тебя в это...

-Благородное дело, - подхватил Фрег,- и больше не нужно касаться этой темы. Я чувствую себя превосходно.

Мужчина и женщина настороженно посмотрели друг на друга. Никитина ощутила, что он вполне осознаёт своё новое положение. И то, что ожидает их, для чего они здесь собрались, не шутка и не игра. Там в недрах ненасытного Демона ночи обитает лютый голод, метеорит каждую минуту пожирает их время.

Никитина задалась вопросом, а знало ли нечто на что идёт? Что предстоит ему испытать? Оно не обязано было! Этот совершенный организм, помогать ей. Даже, чтобы загладить несуществующую вину за крушение полита. Ведь нечто также виновато, как и она в случившемся. Не испытывает ли нечто сожаления? Сущность ни разу не пожаловалась, не выказала негодования. Но может, нечто знает, что делает? Быть может, оно и не выходило за пределы возможностей.

Никитина пожала плечами. Почему то она боялась спрашивать у Фрега об этом напрямую. В ответе могло таиться нечто неприятное и ей не хотелось ничего выяснять до окончания работ. Может быть потом, если она посчитает нужным, она спросит. Но в данный момент уже не важно, раз нечто сделало это. Не важно, чем сущность руководствовалась, внедряясь в тело мёртвого человека.

Затем, она улыбнулась, поглядев на рыжебородого мужчину. Зимородков отправился в путь в тридцать пять, и таким запечатлелся в её памяти. Она хранила в своём видофоне запись торжественного отправления «Север 1». Сейчас ему вечные шестьдесят пять. Но для неё он почти не изменился. Такое же суровое лицо, уверенный взгляд. Немного седины, но она его красит. Хорошо, с одной стороны, что теперь сущность не может читать её мысли. Теперь этого не нужно делать.

Время подгоняло. Но благодаря совместным усилиям, космонавтам удалось починить робота техника и вскоре они отправились к обломкам полита. Отыскав необходимые детали и погрузив их на робота, они вернулись к ракете, чтобы воплотить проект в жизнь. Часы работы они делили, следуя графику яркой звезды. Естественный день на их стороне составлял восемнадцать часов. На пару часов градус температуры значительно повышался, заставляя плавиться льды. И ракета раз за разом покрывалась твёрдой коркой. Ночь была не симметрична. Она была короче световой фазы на три часа. В это время они старались работать посменно, чтобы не нагружать организм без особой надобности. Робот трудился за троих при самой низкой температуре.

Осколки солнечных батарей были собраны и дислоцированы на прежнее место. Помимо ракеты, они восстанавливали полит. Туда должна была переселиться Никитина, как только с новыми двигателями ракеты будет покончено. Если метеорит пройдёт препятствие в виде ракеты, то следом вылетит второй космонавт, чтобы подать сигнал об опасности.

В одно предрассветное время Никитина направилась к политу, оставив Фрега в ракете, ему пришлось полночи провозиться с роботом. Недавно они закачали в полит половину кислорода с ракеты, так как в нём случилась полная разгерметизация. Им удалось наладить аварийную систему, но она была нестабильна и нужно было отыскать причину. Шесть часов разделяло полит и ракету. Она шла, механически считая шаги, сбиваясь со счёта и начиная заново.

Уже ровно неделю они трудились над новым двигателем. Никитина продолжала отмечать время на календаре по Земному времени, отчитывая земные сутки. Женщина остановилась, передохнуть и обдумать сделанную работу и возможные недочёты. Снова дурное предчувствие. Ей предстояло ещё четыре часа пути. В это мгновение из-за края планеты показались первые лучи. Они быстро, уверенно прорезали путь, освещая ледяные полосы синих льдов на восьми кольцах планеты.

Никитина вздохнула, заглядевшись на эту красоту. Но вздох получился прерывистым и кратким. Она обратила внимание на показатели и вздрогнула. Что-то произошло с системой подачи кислорода. Она попробовала поправить внутри, но система не откликалась. Поломка удивила её, ведь в процессе систематических проверок проблем не обнаруживалось, и всё-таки видно глупый робот повредил клешнёй скафандр. Притяжение, которому ежечасно подвергался скафандр в условиях повышенной нагрузки, обнаружило скрытый дефект, как и следовало, не вовремя.

-Тана?- послышался голос Фрега.

-Да…

-С тобой всё в порядке? Я слышу твоё неровное дыхание,- протрещало в микрофоне.

-Подача кислорода ровно вполовину меньше, чем должна быть,- прояснила ситуацию Тана,- но и этого хватит. Я уже близко. Не волнуйся, кстати, вытащи этого проклятого техника, когда проходила, видела, он опять застрял в яме с куском обшивки на полтора часа от ракеты! Я скоро буду.

Однако с каждым шагом ей труднее становилось дышать. Датчики отчаянно запищали. Никитина резко повернула назад. Затем остановилась, стала пытаться вновь наладить систему дыхания. Затем ускорила шаги, даже побежала, поняв, что произошло полное замыкание клапана. До ракеты оставалось два часа. Ближе, чем до полита. Но она понимала, что не продержится столько!

Перед глазами поплыли круги. Она задыхалась. Никитина безмолвно тащилась, еле передвигая ноги, слёзы и пот градом катились по её красному лицу. Ей не добраться до ракеты, она это точно знала. И всё же шла. Кислород упал до минимума. Она глотала остатки ртом, вытаращив глаза. В эти последние минуты она думала лишь о том, чтобы он не бросил их дело. Она умоляюще глядела в сторону ракеты. Впереди возвышались глыбы льда. Вскоре они поплыли в красном тумане. Она ничего не могла уже разглядеть. Яркие лучи скользили по ним, словно разрезали пополам.

Вдруг большой кусок глыбы отделился, словно срезанный и неожиданно направился к ней. Она не успела ничего понять, так как потеряла сознание. Она не могла видеть, что на помощь ей спешил «глупый» робот, таща с собой кислородный блок. Искусственный интеллект отреагировал вовремя на опасность и принял решение прийти на помощь. Робот подключил к костюму аппарат с кислородом. 

Внутри ракеты царила тёплая, умиротворяющая атмосфера. Закутавшись в ткань спального мешка, женщина сделала небольшой глоток, потому что зубы всё ещё клацали по пластиковой трубке. Горячий напиток ободрил её, но дрожь не унималась. Фрег осуждающе сверлил её холодным взглядом.

-Что я дол-жна ббыла ссде-лать? -  спросила она, выглядывая из капсулы сна с открытой крышкой,- нет, нет, нет, - Тана махнула рукой,  - кконечно, я ввиновата.

-Разве,- сообщил Фрег,- ты не знала, что я починил робота? Он не застрял в яме. Он перезагружался. Ночью я перенастраивал его. Мы не успели перевезти последнюю партию кислорода в полит. Но теперь он всегда будет таскать запасной блок с кислородом. Я, кажется, говорил тебе, что он исправен?

-Нет, не говорил ничего! - ответила Тана,- может быть… подумал? Ты ведь порой забываешь, что я не слышу твои мысли! Ты теперь плоть и кровь, как я. Вдобавок, ты мой экипаж. Я капитан! Я несу ответственность за тебя! И не смотри на меня так! Это не твоя ракета! Я должна была всё проконтролировать, всё предусмотреть!

-Да, я больше не могу читать мысли, но сигнал бедствия от систем жизнеобеспечения принять могу. Зачем ты отключила сигнал?

Фрег испытующе посмотрел на неё из-под нахмуренных рыжих бровей. Он снова поднял на неё тот самый взгляд, от которого у неё пробегали мурашки вдоль спины.

- Я не знала, что робот исправен! И не знала, что с ним блок с кислородом, – воскликнула она,- а ты ведь уже не тот. Ты не смог бы прийти на помощь! Ты много часов трудился и нуждался в отдыхе. Ты всё делаешь сам! Починил даже пищеблок. Но твоё тело и без того разрушается с каждой минутой…

Женщина отвернула лицо, затем и вовсе спряталась с головой в мешок. Она боялась смотреть на него. Ей было стыдно за свои слова. Вдруг она почувствовала прикосновение его ладони к своей голове. Он нежно погладил её волосы. Она подняла на него заплаканные глаза.

-Мы оба по собственной воле вошли в эту ракету,- повторил он, сказанные им некогда слова,- ты должна доверять мне, иначе ничего не выйдет. Не придумывай, того, чего нет. Быть может, иногда я забываю, что человек. Но я не умру от перенапряжения. Поверь, я доведу работу до конца. Но, пожалуйста, в следующий раз, не отключайся!

Никитина разрыдалась, Фрег вытащил её из капсулы сна и обнял, крепко прижав к себе. Женщина успокоилась и осторожно положила голову ему на плечо. Они медленно качались в невесомости. Оба молчали. Что-то убаюкивающее, необъяснимое, таинственное, словно знакомая мелодия, витало повсюду. В этой космической музыке она услышала биение его сердца, их сердца бились в унисон.

Неожиданно, она подняла к нему лицо, обхватила его косматые рыжие щёки и стала целовать. Она жарко целовала его в жёсткую шерсть, в глаза, в лоб. Руки её гладили его волосы, плечи.

Он изумлённо следил за ней серыми глазами и всё крепче сжимал в объятиях. В какую-то секунду его руки взвились вверх и утонули в её мягких, каштановых локонах, он потянулся к ней и поцеловал в губы.

Часто затем она просыпалась и недоумевала, где и когда повстречала этого рыжебородого мужчину. Порой она удивлялась его присутствию. Но все другое время, почти четыре земные недели, что уготовила им судьба пробыть вместе, ей казалось, что они давно были вместе.

Отдых у них был весьма коротким. Большую часть времени они отдавали работе. Но те, недолгие часы общения, приносили им радость, и пролетали незаметно. Незаметно пробежало время. Незаметно они прожили бок о бок почти 720 земных часов.

Ракета уже могла преодолеть поле планеты. Никитине вспомнились слова Зимородкова, что люди преодолеют силу тяготения. Эти слова были очень кстати. Видимо Зимородков не ошибся. А она сделала всё, чтобы его мечты осуществить!

-Я понял, чего мне не хватало,- вдруг сказал Фрег, прервав её гордые, радостные мысли, - шестьсот лет я не ощущал человеческого тепла. Я бы всё отдал всего лишь за одно человеческое объятие.

Они находились в ракете. Он держал её за талию, сдерживаясь, чтобы не сильно сдавливать в своих крепких объятиях. Она обнимала его за плечи и пристально вглядывалась в его синие, улыбающиеся глаза. Затем она встрепенулась и, на её лице промелькнуло удивление, а потом отразилось сильное волнение.

- Твои ресницы! – закричала она.

-Что, что сними? – произнёс Фрег, принявшись ощупывать глаза,- все выпали?

-Они… снова растут.

Ракету сотрясло от сильного удара. Они замерли, напряженно вслушиваясь. Никитина закрыла глаза. Фрег находился рядом, она всё ещё крепко сжимала его тёплую руку. Новые толчки прошлись по корпусу, пошатнули ракету. Словно снаружи взбесилась природа и хлынул проливной дождь, раскачавший стены шаткого укрытия, куда они заскочили от непогоды. Казалось, что вслед за ливнем полетели огромные слепки града. Они вдруг заколотили по ветхой крыше, грозясь пробить её.  

-Предвестники Демона ночи!  - слова Фрега прозвучали зловеще.

-Пора? – вздрогнула Тана, возведя на мужчину полный отчаянья взор.

Вывалившись из ракеты, они застыли возле древней ракеты, устремив глаза вверх. В неведомой тишине, в темноте ночи, они узрели дождь из алмазов. Скопления железных частиц, обросших льдом, поблёскивали в лучах яркой звезды. Сплошным потоком они прошлись по кольцам, устремляясь дальше к синей планете. Завеса из хрустального дождя прокатила почти стороной, оставив на обшивке ракеты лишь несколько незначительных повреждений.

- Прощай и до свидания, - произнесла шёпотом в микрофон Тана, - а впрочем, не знаю, что говорят в подобных случаях.

Они вдвоём стояли, выжидая, когда первая череда падающих осколков стихнет. Там в дали уже нарастал облик убийцы, Демона ночи.

Никитина кивнула головой и протянула руку в перчатке для прощального рукопожатия. И вдруг рука её, не достигнув цели, сжалась в кулак.

-Нет смысла,- сказала она, - какой смысл… ты ведь не вернёшься?

-Не знаю, - ответил Фрег, - я отправлю сигнал с ракеты на Землю, что ты достигла планеты RY! Они заберут тебя. У тебя достаточно ресурсов для того, чтобы перекантоваться!  

Никитина схватила руку мужчины и сжала покрытие скафандра пальцами. На её глазах дрожали слёзы.

-Значит всё, - с упрёком промолвила Тана, прожигая взглядом мужчину.

Он, молча, кивнул. Она отвела взгляд от экрана. Затем, подумала о Земле. О тех, кто, возможно, прилетит за ней. Земля. Там далеко, очень далеко во вселенной вращается голубой шарик. Когда-то он был её домом. Её родной планетой. Всё время, что она провела в одиночестве, она вспоминала о Земле. Она скучала и даже лелеяла мысль, что когда-нибудь вернётся. Но теперь эти мысли перестали её волновать. Земля стала для неё лишь воспоминанием. Почему-то теперь, когда она обрела друга, ей хотелось прямо здесь, на краю ледяной пропасти, остановить время или хотя бы продлить его до бесконечности.

-Меня ничего здесь не держит! – воскликнула она, - я способна принять судьбу, и должна разделить её с тобой!

-Ты останешься здесь, - отрезал Фрег,- и дождёшься корабль.

-Значит, теперь ты уходишь?

Фрег не сказал ни слова, но его стальные глаза подтвердили его намерение.

- Ты пришёл из ниоткуда и уходишь в никуда, - прошептала Тана в микрофон, - но я хочу, чтобы ты знал, что я должна, что хотела сказать давно… как только поняла, потому что сразу это почувствовала, это притяжение… я осознала, что никогда и никого прежде… я это поняла, но не могла выразить словами, а сейчас могу… я должна сказать это тебе, прежде чем ты уйдёшь… навсегда!

-Не говори этих слов сейчас,- сказал Фрег, - ведь я ещё не заслужил их.

-Но когда? – крикнула она, мучительный вздох вырвался из её груди, - когда же мне, скажи, говорить эти слова? Когда и кому? Пустоте? Звёздам? – она грустно улыбнулась,- Плакату? Кому мне говорить эти слова, если ты не вернёшься?! – Тана размахнулась в его сторону руками, - я хочу знать правду! Ты погибнешь вместе с ракетой?!

Фрег перехватил её руки и остановил удар. Женщина испуганно подняла на него глаза. В его взгляде она увидела своё отражение. Она вздрогнула. Её словно ослепило видение. Что-то неведомое таилось в чёрной бездне его зрачков. Затем, зрачки расширились и поглотили всё вокруг, и её, и ледяные кольца, и космос. Он молча смотрел на неё чужими глазами, в глубине которых сверкали древние звёзды. Не человек, на неё глядел всепоглощающий космос. Некоторое время она пристально всматривалась в его глаза и думала, как странно и необычно, но будто бы она уже видела всё это.

«Кто ты, неведомый странник, явившийся из мрака небытия? Прошедший долгий путь. Познавший вечность. И холод, звенящий в самой глубине вселенной. Сотканный из ледяного вихря, туманных созвездий, огня неприкаянных комет. Ты сам космос!

И вот ты рядом со мной. Тебя притянул далёкий огонёк, что еле теплился среди бесконечности параллельных миров. Моё горячее сердце. Оно явилось на свет, чтобы одиноко сиять как маяк среди безумства стихии, чтобы вести корабли прочь от опасного берега, к далёкой, надёжной спасительной гавани, но ты не испугался смертельных рифов. Ты презрел страх. На миг озарил бесприютный атолл луч долгожданного света. И вот ты уже уходишь, вырвав моё израненное сердце, ведь ему больше не зачем пламенеть сквозь мрак, оно стремилось, преодолевая тернии, за край вселенной в ожидании лишь тебя одного!»

-Я не знаю, что ждёт меня впереди,- сказал он в ответ,- я никогда не оживлял чужие тела. Возможно, я никогда не вернусь. Но нет во мне страха. И если бы я знал наперёд, что избранный мною путь, как моя человеческая жизнь оборвётся сегодня, я бы ничего не стал менять.

И он ушёл. Оставив её кружиться в радужном танце горьких слёз. Одну среди застывших навеки льдов, среди миллиона чужих звёзд. Серебристая ракета растворилась в чернеющем пространстве со скоростью равной свету среди безмолвия и мрака необъятной вселенной. Она ощутила космическое одиночество.

ЧАСТЬ 8 Спасение

-Сколько ей лет? Она такая… худая, одни глазища. На вид двадцать пять, не больше, - сказал Зирду Прон и подошёл ближе к изображению, - как она выжила в разбитом полите? Одна в невесомости. Долго она так стоит?

Бывший властитель Земли, поглаживая знак солнца на груди, рассматривал женщину в большой экран. Женщина казалась изнеможённой, но при этом черты её лица были ясными, открытыми, выразительными. Она словно застыла во времени. И, стоя в одной позе в центре отсека у одинокого ложа, с разметанными по плечам длинными каштановыми волосами, смотрела бездумно в потолок большими, тёмно зелёными глазами.

-Тридцать шесть, - ответил Рон Эру капитан полита, - так и стоит, с того времени, как мы подобрали её с колец планеты ХХ24563487 и доставили в карантинный отсек. Уже вторые земные сутки. Она в хорошей физической форме. Планета ХХ обладает сильной гравитацией. Ей не нужны были тренажёры. Я хорошо был знаком с ней. Сам удивлён, почему её полит разбился. Она должна была долететь!

-Я совсем не помню её. А ведь на старте «Энергии» я произнёс прекрасную длинную речь, как раз там мы с вами и познакомились и почти сразу подружились, - улыбнувшись, произнёс властитель, - похоже, этой девчонке доверили невыполнимую задачу. Нужно было послать другого испытателя вместо неё. Вы бы справились!

Капитан отрицательно покачал головой и промолчал.

-А как она схитрила! – воскликнул Зирду Прон,- отправила сигнал на Землю, что достигла планеты RY! Из-за неё я подверг свою семью риску, отправился неизвестно куда! Если бы не ваше рьяное участие, даже не стал бы её спасать!

-Да, вы правы, мы не спасательная экспедиция, но должны были отреагировать на сигнал о помощи, - нашёлся с ответом капитан,- я уверен, Тана никогда бы не стала рисковать чужими жизнями. Значит, она знала, что делает.

-Что вам о ней известно? – прищурил глаза властитель,- Есть какие-то факты из прошлого? Мне интересно знать о тайных сторонах этой странной личности.

- В девятнадцать лет у неё диагностировали сотрясение мозга, после падения на учениях, - ответил капитан, высокий, смуглый, подтянутый мужчина в синем костюме,- кажется, её некоторое время преследовали галлюцинации и голоса. Но врачебная комиссия ничего не выявила. Она справилась с недугом.

- Я ознакомился с протоколом, изучил биографию и знаю про неудачное падение, но хочу знать о её тайных сторонах. Хочу знать, что она за личность, прежде чем решу, как дальше поступить с ней, – сказал Зирду Прон, подняв чисто выбритое лицо, чтобы заглянуть в синие глаза высокому капитану, - вы, значит, давно её знали?

-Да, мы вместе учились.

-Кто входил в её близкое окружение, с кем она водила знакомства, какими были её привязанности? В протоколе ничего нет, кроме отличной аттестации и идеальной характеристики! Она вообще человек или робот?

-Человек,- смутился капитан,- и очень чувствительный, ранимый человек. Способный в обыкновенных вещах видеть нечто большее, чем другие. Способный прийти на помощь, поддержать, утешить. Знакомства? Нет. Её интересовал только открытый космос.

-Ладно, можете дальше не отвечать, - выразил недовольство властитель, - кто помог ей вычислить траекторию метеорита?

-При… пришелец,- запнулся капитан.

-Пришелец? Так записано в протоколе. Значит, не опечатка. Его видел кто-нибудь? Вы верите ей? Вы лично допросили её? Что вы сами думаете по этому поводу? – властитель излил на капитана поток вопросов.

-Я не знаю, что вам ответить, - сказал капитан,- ничего другого, чего нет в протоколе, мне не известно.

-Ммм,- протянул с неким неудовольствием властитель, - на Земле вы обронили фразу, что вам приснился этот метеорит. У вас тоже случаются галлюцинации? Может, это заразно? Или это вообще свойственно всем космонавтам?

- Нет, конечно,- капитан Рон Эру опустил глаза,- но мне, правда, больше нечего сказать! На этот полёт её одобрила комиссия МКЦ. Я же ей всегда доверял. Не знаю, но может быть, она испугалась? Но ведь с нами ничего не случилось.

- Этот факт должен её оправдать? –Зирду Прон широко осклабился, - наверное, я должен простить её как женщину? Капитан струсила как обыкновенная… женщина. Решила позвать на помощь. Она носит погоны и посрамила их честь! Прошло много лет, как она улетела. Но вы продолжаете её оправдывать. Не хочу, чтобы вы мешали личные чувства и здравый рассудок.

-Что вы хотите этим сказать? Что нужно посадить её в карцер? Объявить сумасшедшей? Или казнить, как предателя? – поинтересовался капитан.

-Что вы, что вы! – отстранился руками властитель,- ни в коем случае! Казнить… не так сурово! Хотя… никто не отменял военный трибунал! Но в мои намерения это не входит, пока.

- Тогда, – капитан глубоко вдохнул и промолвил сквозь зубы,- раз уж я настоятельно требовал подобрать её со спутника, посадите в карцер и меня!

- Ой, не смешите! - усмехнулся властитель,- пока мы не сядем на… надо бы дать планете имя, что-то красивое, звучное… Пронтарий или Зира…но я отвлёкся, так вот, пока мы не встанем твёрдо на посадочную площадку, этого не случится, будьте уверены, вы же капитан! И потом, возможно, официально я присвою ей высшее звание, ну а вас… представлю к награде за спасение Никитиной! Подумать только, вы спасли легенду космоса! Достойная награда, не правда ли?

-Откуда такая щедрость? – недоверчиво спросил капитан.

-Нам нужны герои! – ответил властитель, - и потом, мне нужно оправдать наше бегство!

- Но вы же понимаете, что она совершила? – спросил Рон Эру.

-Чуть не укокошила!

- Она ведь действительно совершила героический подвиг! Метеорит, который должен был разнести солнечную систему, уничтожен! Чтобы предотвратить трагедию, она соорудила что-то необыкновенное из старой ракеты! Страшно подумать, что бы случилось…

-Что?- воскликнул властитель,- а был ли этот метеорит на самом деле? С Земли его нельзя было разглядеть!

-Но осколки, которые вокруг нас?!- воскликнул капитан, - разве не доказательство? Я ещё на Земле говорил о его возможном приближении.

-Осколки непонятно чего! Космический мусор, камни, их полон космос! Их притянула планета с кольцами! – сказал властитель,- вы подделали расчёты о возможном приближении метеорита… подозреваю вас в сговоре с Никитиной!

-Каким образом? - спросил капитан, - как мы могли сговориться? Если у неё связи не было с Землёй? Мы смогли принять сигнал бедствия, только приблизившись почти вплотную к планете XX.

-До вылета! Откуда мне знать. Вы же космонавты, у вас свои тайны!

Они подошли к большому иллюминатору, сквозь который виднелись обширные скопления крупных камней и космической пыли, освещённые яркими огнями полита.  

- Но ведь… все эти обломки глыб разной величины и есть осколки Демона ночи!  - сказал капитан,- Раньше их не фиксировали ни роботы, ни сигнализаторы! И не присылали данные о них! Роботы, что долетели до планеты RY не встречали их здесь на своём пути.

-Эти небольшие камешки не похожи на останки огромного метеорита! На тот, что вы описываете. И вообще, вечность прошла, когда последний робот пролетал здесь, могло многое измениться.

- Допустим. Но, откуда я про них знаю?!

- Всё можно объяснить! Вам просто повезло, совпадение! Попалось немного булыжников под ваши выдумки. Всё дело в планете с сильным притяжением! Осколки могло притянуть. Мало ли что в космосе летает. За столетия набралось немного мусора. И где та дыра в пространстве, которая указана в протоколе?

-Никитина утверждает, что большая часть осколков провалилась в ней, также как и  сигнализаторы, - сказал капитан,- поэтому мы получали на Землю спорные данные. Как вы знаете, сигнализаторы были запущены чередой друг за другом в сторону планеты RY в удалённости равной своей мощности. Конечно, спустя столетия многие из них утеряны. Но в этом районе они постоянно пропадали, а спустя десятки лет появлялись снова. Вот откуда у нас возникали вопросы! Дефект утратил силу после взрыва, возможно, он даже сместился в пространстве. Теперь нам ничто не угрожает на пути от Земли к новой планете.

- Я более чем уверен, что нам вообще ничего не угрожало! В этой истории нет героев, есть только одна испуганная девчонка, попавшая в беду, и её сбредивший старый приятель, который поспешил на помощь по первому зову, вот он, стоит сейчас передо мной! И они оба меня пытаются надуть, чтобы выгородить друг друга, потому что потратили на её провальный, дурацкий космический полёт годовой бюджет нескольких мегаполисов, – произнёс властитель и саркастично засмеялся, - это не делает чести вам обоим!

-Понимаю, что нет смысла искать причину гибели первых экспедиций. По-вашему каждая разбилась по сугубо индивидуальной причине. Зимородков не смог взлететь и замёрз. Но что же вас заставило всё бросить и поспешно отправиться в далёкий путь, если вы никому и не во что не верите? - спросил с досадой капитан, пропустив едкое замечание мимо ушей.

-Испугался приснившегося вам метеорита и сбежал? – засмеялся властитель,- Я давно мечтал переменить место жительства. Вот и представился удобный случай. Я поверил лишь в то, что полит с исследователем достиг планеты! Только в это.

-Но, позвольте, - сказал капитан, - Зачем она отправила ракету в космос? Почему сама не полетела? Это не логично! Она могла в ней достичь новой базы.

-Какая теперь разница, - произнёс властитель, - она починила старую ракету и отправила её на автопилоте в космос с сигналом, чтобы за ней прилетели. Испугалась, что ракета не преодолеет гравитацию, подстраховалась. Она ведь могла починить ракету, усилить мощность? Почему нет? В протоколе сказано, что она имеет какую-то научную степень. Она инженер-конструктор. Но главное теперь не это! А то, что я не хочу, чтобы эта женщина расхаживала здесь! Мало ли что взбредёт ей в голову? Угробила свой полит, отправила в никуда ракету Зимородкова, ещё сломает мой корабль! Мы находимся в космосе! Это вам не круиз по средиземному морю!

-Я разговаривал с ней, она в порядке. Она абсолютно здорова, если не считать истощения, - ответил сдержанно капитан, - и она не то, что вы думаете. Она истинный последователь Зимородкова, который первый отважился отправиться в дальний космос на созданной им ракете, вы хоть знаете, что это были за ракеты? Да что вы понимаете! Просто она долго находилась одна. Почти десять земных лет, одна в замкнутом пространстве. Вы же бывали на Марсианских базах? Каково? Вы сами говорили, что испытывали клаустрофобию. А она ютилась в маленькой, старой ракете, а потом в разбитом блоке полита. Мы должны дать ей время. Прийти в себя. Нельзя снова изолировать её! Это как минимум не гуманно!

-Я и сейчас испытываю эту клаустрофобию, но обещаю подумать, когда лично допрошу её, – ответил Зирду Прон, - интересно послушать, как она станет выкручиваться.

- Тана! – невольно повысил голос капитан,- Тана Никитина спасла человечество от страшной беды! В отличие от неё… вы, если уж быть честными, бросили большую часть населения на произвол судьбы!

-Я попросил бы не кричать на меня,- рассердился Зирду Прон,- я сделал всё, что посчитал нужным. У меня нет возможности обеспечить все слои населения политами, чтобы переселиться на планету RY! Но солнечная система прекрасно просуществует ещё долгие, долгие века.

-Конечно,- кивнул Рон Эру,- ничего от неё не осталось бы, если бы Никитина не остановила метеорит!

-Перестаньте, прошу! Бросил большую часть населения!? А вас насильно привели сюда? Что ж вы не остались со всеми? – съязвил властитель,- тоже захотели насладиться чистейшим кислородом среди девственных лесов на новой планете? Там, может быть, и проживёте счастливо до конца своих дней!

-Я говорю про политы, что летят с нами. Они пусты! А ведь могли уместить ещё многих. Они полны провизии и техники,- сказал капитан,- на новой планете, с её размерами, вам бы пригодились рабочие руки. Мы же окажемся горсткой муравьёв в гигантском лесу.

- Я знаю, космонавты – космополиты,- ответил властитель,- но я не вашей породы. Я не витаю в облаках и предпочитаю твёрдую почву под ногами. Я рационалист и телегонист. Возможно, вы мне скажите, что все люди братья и сёстры. И пусть так. Вы скажите, властитель, такой же как наш космический корабль прилетел некогда на Землю и все мы родственники! Но я… я даже соглашусь. Но новую планету, куда, надеюсь, мы прибудем, благодаря капитану, которому я доверил свою жизнь, будут населять потомки моих детей. Наших общих детей! Рабочая сила у нас будет состоять из огромного штата роботов и машин. А на счёт генного материала я позаботился. Я прекрасно осознаю, как важно обновлять кровь, чтобы род людской не деградировал. И потом… когда утвердиться новая высшая элита, можно будет возобновить контакт с Землёй.

Властитель прошёлся взад вперёд и снова замер на месте.

- Где существует проблема сохранения власти и рода, нет места сентиментальности! Ронни!

Капитан вздрогнул и поднял глаза на властителя, так по-дружески патрон его ещё никогда не называл.

-Знаете, как звали моего старшего брата? – неожиданно спросил Зирду Прон,- настоящее его имя Рон.

-Кажется, он исчез, когда его обличили в употреблении…

-Ай, ерунда! – отмахнулся властитель и снова принялся отчитывать шаги по белому ковру,- высокое положение матери мне дало многое, но Ронни был мне вместо отца! Я не знал отца! Генная инженерия. Рон был старше меня на двенадцать лет и он многому меня научил и был бы мне сейчас правой рукой, если бы не… но я любил его… сильно любил. Врачи сказали, шансов у него всё равно нет.

Зирду Прон остановился, и капитан успел заметить влажный блеск в его глазах, прежде чем властитель отвернулся.

- Да, конечно, я знаю, что писали, пока я не закрыл всем глотки, как он портит мне репутацию,- продолжил мрачным голосом властитель,- но я любил его… мне его не хватает,- твёрдыми шагами властитель приблизился вплотную к Рон Эру и пристально взглянул ему в лицо,- а вы ведь, капитан, кажется… старше меня. Почти на два года?

-Да,- выпрямившись в струну, сказал капитан, жёсткий взгляд властителя сковал его.

- Мы состаримся вместе на этом полите,- сказал властитель,- я прекрасно понимал, не думайте, что я совершенный профан в космических измерениях и единицах, что она не могла так быстро долететь до экзопланеты даже на усовершенствованном корабле, как вы мне пытались выставить. Но я знаю, как важно предоставить шанс, пусть даже это будет просто шанс, чтобы спасти самого близкого человека… не сложно догадаться было о причине вашей мотивации на срочный вылет, могли и не пугать меня своим страшным апокалипсисом.

Властитель усмехнулся и похлопал ошарашенного капитана по плечу. Затем потёр подбородок и сказал.

- Меня жутко утомляют разглагольствования на темы о высоком,- властитель зевнул и продолжил,- самому часто приходиться этим заниматься. Знаете ли, должность обязывает. Но некоторые чистоплюи, почему то, считают, что я обязан быть ещё и благородным! Тоесть они хотят, чтобы я наплевал на благополучие близких соратников, а сам превратился в прах на радость плебеям! Зачем тогда мне всё то, к чему я так долго пробивался? Зачем, нужна власть? Разве не для того, чтобы защитить свою собственную семью?! – властитель немного помолчал и добавил,- Отправляясь на день в лес, прихвати запаса на неделю, давняя поговорка. Кстати, если хотите, я предоставлю один полит вам. Для вас мне не жалко! Вернётесь на Землю, чтобы разделить судьбу большей части человечества. Ха, ха! А этот… как его… ночной ужас?

-Демон ночи, - поправил властителя капитан.

-Да, он самый! – кивнул Зирду Прон и, удивлённо приподняв бровь, добавил, - И кто ему дал такое название? Вы что ли? Но, неважно! Если бы он действительно угодил в солнечную систему! Что бы вы сказали, стоя тут, со мной? Скажите хоть теперь мне спасибо!

-Спасибо, - сухо ответил капитан.

ЧАСТЬ 9 Легенда

Через некоторое время властитель в сопровождении капитана, врачей и охраны направился в карантинный отсек. Внутри небольшой белой каюты находился только один человек. Женщина по-прежнему стояла. Она обвела взглядом вошедших людей, одетых в защитные костюмы, и повернулась к ним.

-Мой полит попал в ловушку,- сказала женщина, не дожидаясь вопросов, - центральная часть перестала вращаться и стала раскручиваться вместе с внешней. Я пыталась выправить полит, что почти мне удалось. В тот момент я пересекла параллельные вселенные и каким-то образом сбила пришельца. Полит выкинуло из перекрёстка и притянуло к планете ХХ24563487 и он ушёл в кольца, затормозив о ледяной спутник. Затем, я вступила с пришельцем в контакт. Он согласился помочь. В обнаруженном во льдах теле Вячеслава Зимородкова, он спроектировал гибридную модель ракеты. Потом, пришелец вывел машину навстречу метеориту. Всё.

Капитан потупил глаза и стал тереть пальцами лоб. Властитель продолжил с интересом разглядывать Никитину. Двое охранников зло сверлили глазами женщину, готовые в любую секунду схватить её и обезвредить. Врачи озадачено что-то фиксировали в видофонах.

- Сбила пришельца, – улыбнулся Зирду Прон.

- Наверное, вы попали в топологический дефект,- предположил капитан, - может быть, вам что-то померещилось...

-Не подсказывайте ей, - перебил властитель, - нет никаких параллельных вселенных! Иначе наш мир давно наводнили бы разные пришельцы! Как в фантастике. Но что же, где этот ваш пришелец?

Властитель обошёл ложе, которое находилось ровно в центре отсека, и встал у женщины за спиной. Он незаметно коснулся рукой, спрятанной в защитный костюм, её плеча.

-Я знаю, вы раньше слышали голоса, – произнёс властитель, убедившись, что она реагирует на прикосновения, он убрал руку, - Каким образом? В своей голове?

-Зачем это? – спросила Тана, повернув голову в его сторону, - я думала, вы как умный человек не станете делать из меня сумасшедшую. Не нужно трогать меня, я не зомбирована, меня не завербовали пришельцы.

-Но это всё могло бы объяснить, -громко произнёс властитель, раздосадованный тем, что его так быстро раскусили, - к сожалению, не все функции мозга разгаданы. А может вы подхватили внеземной вирус, который мы не способны распознать? Но я обещаю, вас тщательно обследуют. И мы попытаемся вас вылечить.

-Не нужно пугать меня,- женщина с усмешкой посмотрела в его чёрные, хитрые глаза, - хотите сделать из меня лабораторную крысу! Хотите навсегда изолировать! Я всё прекрасно поняла. Но я не боюсь вас! Делайте со мной что хотите!

-Странно, – властитель искусственно засмеялся, - раньше вы были более разумны. После аварии на Земле, вы быстро пришли в себя. И перестали утверждать, что телепортировались из горящей ракеты. А сейчас, уверяете нас, что пересекли параллельные вселенные!

-Я вам не лгу, - ответила женщина.

- Но это не относится к делу! Вы не исполнили основной своей задачи, не проверив готовность баз,- властитель с силой ткнул в плечо женщины указательным пальцем, будто желая её оскорбить, - вы обманным путём заманили нас сюда! Но мы отнеслись к вам снисходительно. Вы говорите, что пришелец внедрился в тело Вячеслава Зимородкова, который пробыл шестьсот лет во льдах. Но заметьте, мы не лишили вас звания капитана! Вы… вы поступили как предатель! Но мы не осудили вас! Признайтесь же! Оставшись одна, вы струсили! И поэтому придумали все эти небылицы!

-Я говорю правду, -женщина спокойно убрала руку властителя и, присев на край ложа, продолжила,- я была на планете RY. И собственными глазами видела созданные базы, могу детально описать их. Вы убедитесь в моей правоте.

- Какая ложь! – крикнул Зирду Прон, лицо его исказилось от негодования, - вы можете, что угодно говорить, потому что никто ещё не видел баз! Вы знаете проблему с отчётами оттуда!

-Роботы заржавели,- сказала Тана,- последствия перехода через перекрёсток.

- Поэтому вас и послали туда! – крикнул властитель,- вам доверили миссию! И как вы могли оказаться на планете RY? Вы использовали телепортацию? Продемонстрируйте мне свои способности! Прямо сейчас!

-Не могу, - ответила женщина.

-Так,- произнёс властитель, стало осязаемо, как он мысленно выругался,- зачем вы придумали историю с пришельцем? Предоставьте доказательства? Защитите погоны! Вы подчиняетесь мне как верховному главнокомандующему! Извольте обосновать факты! Где фиксация событий? Почему вы не предоставили ни единой записи этого пришельца в доказательство?!

-Мы не задумывались над этим,- пожала плечами женщина,- мы делали свою работу, а не фотографировались.

-Вы провели некоторое время вместе, и вам не захотелось оставить что либо на память?

-Полка в моём полите обвешана фотографиями капитана Зимородкова! Теми, что я сняла со стены ракеты. Вы об этой памяти? Что ещё я должна была оставить на память о нём?

-Пришелец! Где его фотографии? Записи? Фиксация работы! Вы что не понимаете? – зло прикрикнул властитель и обратился к Рон Эру,- ведь ничего нет! Никаких доказательств. Вы тоже думаете, что это нормально, что никакой записи не велось?

-Видимо да,- ответил Рон Эру, - не велось. Я забрал чёрный ящик с разбитого полита.

-Ложь!- сказал властитель,- наглая ложь, вы пытаетесь выгородить её! Вы оба не достойны звания капитанов! Должно быть, погоны жгут вам плечи! Сорвите их! Вы находитесь на моём полите, в моей юрисдикции и обязаны беспрекословно подчиняться!

- Фрег не заходил внутрь полита… после того, как мы наладили аварийную систему! Робота из технического сопровождения постигла печальная участь, он был полностью разрушен метеоритными камнями, – сказала женщина,- мы обосновались в ракете. Чтобы вы не думали про меня, но это правда! – закричала Тана, затем тихим, сорвавшимся голосом продолжила, - вот я говорю вам… пытаюсь достучаться до вашего сознания… что вы бы не справились…

Она на минуту умолка, капитан и властитель удивлённо переглянулись, но не стали перебивать её. Никитина подождала, когда к ней вернётся немного сил, и продолжила свою речь, с каждым словом голос её креп.

- И потому то, что могло избавить меня от всего этого, от телесного плена и пребывания среди таких как вы… то, к чему стремилась я сквозь звёзды, что искала душа моя, томясь, как в закрытой коробке, разбивая голову и сбивая пальцы в кровь о глухие стены недоверия, то, что открылось мне, что больше не вернётся, не повторится, уникальное, невероятное! И вот всё это… отдано вам! Того, кто без сомнения вверил мне свою жизнь, это непостижимое творение из чужого мира, я взяла и вот этими самыми руками…

Никитина вытянула перед собой дрожащие руки ладонями вверх, со скрюченными, побелевшими от сильного напряжения, пальцами и с болью в голосе добавила.

- Этими самыми руками, я положила его на кровавый алтарь человечества! Каких же ещё от меня требуется доказательств, каких заверений? Зачем вы хотите вывернуть меня наизнанку?

Капитан стоял рядом с говорившей, с волнением наблюдая за реакцией властителя. Зирду Прон хмурился. Но вот властитель сделал шаг к врачам.

-Она в своём уме? – спросил он.

Выслушав тихий доклад двух специалистов, властитель направился к Рону Эру.

- Она права, - вполголоса сказал капитан, заразившись шёпотом врачей, - мы бы не справились, на Земле нет технологий, способных предотвратить столкновение с таким коварным, огромным метеоритом.

-Да, я уже понял, мы в её глазах ничтожество,  - процедил сквозь зубы Зирду Прон,- мы слишком слабы, чтобы позаботиться о себе. Чтобы спасти Землю, ей пришлось выудить пришельца из параллельной вселенной! Это же надо такое придумать! Она шизофреничка, невменяемая!

Властитель ещё сильнее сдвинул чёрные брови на переносице и подошёл вплотную к женщине. Было видно, как она сильно утомилась. Но старалась держаться из последних сил.

-Ну и где тот, о ком вы говорите? – спросил властитель.

-Я потеряла его.

- Потеряла? - переспросил властитель,- он сбежал? Каков хоть он был из себя?

- Фрег? - задалась вопросом Тана и глаза её мучительно скользнули по стене,- он такой… нет, вам не понять, вообще ничего… ничего общего с нами.

-Откуда он пришёл? Он описывал свою вселенную?

Словив жадный взгляд властителя, Никитина презрительно смерила его глазами.

-Но вы же не верите ни единому моему слову!

-И всё же, - настойчиво потребовал властитель, - расскажите нам.

- В нашей вселенной всё стремится к слиянию, единению, - начала Тана, заметив, как все присутствующие пристально уставились на неё, - капля воды обязательно сливается с другой каплей, клетка притягивает клетку, всё вокруг и мы сами состоим из миллиарда стянутых вместе, взаимосвязанных частиц, подвластные закону гравитации. Мы несёмся сквозь вселенную в гармонии, на планетах, подобно электронам, которые притягивают ядра звёзды. В нашей крови по венам, как ладьи по плодородным долинам, каналам жизни, летят эритроциты и тромбоциты, они движутся ведомые единой целью, жизнью, что случайно зародилась среди миллиарда небесных тел, увлечённые пульсирующим руслом, цельностью телесной оболочки, неразделимые друг от друга, в его вселенной нет притяжения…

Никитина отвела взгляд от неумолимых допросчиков прежде, чем они взволновано стали перешёптываться. Казалось, все пребывали в замешательстве. Все, кроме властителя.

-А! – Зирду Прон с ещё большим напором, с упоением разоблачающего грешников инквизитора, набросился на женщину, - вы пренебрегаете притяжением?! Я знаю. Читал. Трактат Зимородкова! Когда человек рождается, его тут же начинает притягивать к центру Земли, не успел он сделать и первый шаг. Никто не замечает, но каждую секунду на землян воздействует сила притяжения. Человек растёт и старится. Его всё сильнее сдавливает гравитацией. Она сгибает человеку спину и заставляет под бременем лет прекратить борьбу. Сложить свои кости и мечты на поверхность земной коры. Земля не отпускает своих детей. Она хочет одна насыщаться жирным перегноем. Это энергия. Одни пожирают других. И умирая – возвращают потреблённую энергию в лоно природы. Закон сохранения энергии на лицо! Вы пренебрегаете законами? Я так и думал! И вы, конечно, даже почти вероятно, скажите, что после ликвидации метеорита пришелец благополучно вернулся в свою вселенную и поэтому мы не сможем его увидеть?! Он что распался на атомы? Так?

- Я же сказала, что потеряла его! – отчаянно крикнула Тана.

- Тихо, тихо… не кричите! Мы услышали вас! Драгоценная наша спасительница! Не томите! – с раздражением сказал властитель, - очень интересно узнать, что за голоса руководили вами, кто повелевал вашими действиями. Кто явился вам в облике Зимородкова? И почему тот, кто спас человечество, не смог спасти одну маленькую девочку, что застряла во льдах? Она придумала его?! Нет? Так что же случилось с ним на самом деле?

- Он,- измученно произнесла Тана, руки её безжизненно упали, она возвела глаза, полные слёз на Рона Эру, словно прося о помощи, и добавила весьма неуверенно, словно сама не доверяла своим словам, - погиб.

Капитан вовремя успел подхватить Никитину, когда та соскользнула на пол.

-Всё будет хорошо, - тихо прошептал Рон Эру, уложив коллегу на больничное ложе, - ты устала, нужно отдохнуть. Ну же. Ты сильная девочка, я знаю. Справишься!

Властитель ходил кругами подле капитанов, свысока поглядывая на обоих.

-Боже, какая драма!– бесился властитель, - Посмотрите на них! Что тут думать? Десять лет в одиночестве! Среди трупов. Да, она общалась с ними как с живыми. Она перестала чувствовать грань между иллюзией и реальностью! Пусть признается, что отправила ракету лишь для того, чтобы послать сигнал на Землю. Что я во всём прав! И я прощу ей! Я не стану обвинять её во лжи ради спасения, лжи, которой она пытается придать чудотворный образ! Я даже повешу награду ей на китель! Но зачем она выдумала этого Фрега?! Чтобы взорвать мой мозг?! Я не верю в чудеса! Не верю!

-Это он! – вдруг прошептала Тана, вздрогнув, будто неожиданная догадка пронзила её мозг, - он спас меня, кто же ещё?! То видение, что завораживало меня в глазах котёнка, я не спутаю ни с чем… как же давно он был рядом?

- Тана! – забеспокоился капитан, придерживая ей голову,- что с тобой?

- Он говорил, что по неопытности заблудился в нашей вселенной, но не сказал, как давно,- словно зачарованная продолжила Тана, не обращая внимания на волнение коллеги,- он вытащил меня из экспериментальной ракеты, он помог вывести полит с перекрёстка. Я не могла причинить ему вред. Потому что нельзя сбить куском металла нечто! Он причина возникновения голосов в моей голове! Я не сходила с ума! И это не эхо коммуникаций я слышала, это он играл со мной на площадке. Просто я единственная, кто услышал его в этой вселенной, где он заблудился. Почему я так долго бездействовала, почему боялась позвать его? Я испугалась, что он погиб.

-Помниться,- озадачено спохватился Рон Эру, пытаясь успокоить женщину, пока властитель смирял шагами отсек, - ты говорила, что сама прошла сквозь горящий люк. Тогда я не стал возражать, но всё же, я думаю, всё дело было во взрыве. Ты говорила, что потеряла сознание, когда произошёл взрыв! Люк просто отбросило взрывной волной и тебя выбросило из горящей ракеты.

- Неистовые желания бессмертны. Я знаю! Впереди нас ждут неизведанные миры Что это там?! Это он смотрит на меня сквозь галактики зарницами вспыхивающих звёзд! – мучительно дёрнувшись, Тана приподнялась с рук капитана, замерла, прислушалась, - Слышишь? Слышишь музыку? Я слышу её вот уже несколько лет. Эта музыка… пронизывает вселенную, - женщина бессильно упала и утонула головой в валик, прижала тонкий пальчик к губам,- тише…тсс…

-Ты опять пытаешься выдумать несуществующего пришельца, что помогал тебе,- страдальческим шёпотом попросил Рон Эру,- пожалуйста, не надо…

Женщина дико поглядела на капитана. Затем отвела взор. Она устремила глаза вверх в потолок и улыбнулась. Она не реагировала и не сопротивлялась, даже когда её принялись обследовать. Не обращала внимания на омерзительные прикосновения дотошных врачей, будто рядом никого не было.

Капитан тяжко вздохнул. Его лицо внезапно осунулось, плечи поникли. Он даже уменьшился в росте, когда поднялся. Он прекрасно понимал, что потерял доверие Таны. Он знал, что она до сих пор нужна ему. Но сейчас он потерял её навсегда. Давняя связь разорвалась. И он ощутил непреодолимую пропасть, возникшую между ними. Впрочем, угрызенья совести быстро сменились раздражением. Он более не терзался мыслью о потере. Он недоумевал. Может быть, он и надеялся вернуть её, но не так сильно, чтобы и дальше терпеть унижения из-за её выдумок. Неужели она думала, что он верит в её фантазии? Хватит с него! Он здравомыслящий человек. В отличие от неё, ему есть что терять и он дорожит погонами! Впрочем, он ей ничего не обещал, совесть его чиста. Возможно, сожаления о былом ещё довлели над совестью капитана, но голос разума заглушил их.

Никитину оставили одну. Следуя вместе до командного центра, капитан и властитель тихо беседовали.

-Представьте, что всё это правда! – сказал властитель,- как бы вы поступили? На месте Зимородкова?

-Если честно, я бы на месте Зимородкова, - немного помедлив, ответил капитан,- я бы послал всех подальше, взял бы Тану и улетел с ней на планету RY!

Властитель остановился, прищурил глаза и искоса смерил подозрительным взглядом капитана.

-А вы, гляжу, всё ещё… - властитель не закончил фразы и, покачавшись на платформах спецобуви, продолжил, - кстати, да! Я об этом так же думал. Если бы они долетели, например, ну или там телепортировались, и оказались на новой планете, то могли бы преспокойно обосноваться там вдвоём. Как Адам и Ева. Зачем эта жертвенность? Если бы солнечной системе пришёл… никто бы их не осудил. Просто некому было бы это сделать! Так бы поступил каждый из нас! Так что это ещё раз доказывает, что всё это враньё! - усмехнулся Зирду Прон,- не было никакого Зимородкова и никакого пришельца. Капитан первой экспедиции пролежал шестьсот лет во льдах… уму непостижимо. Поэтому… лишь страх! Вот кто был её сообщником! Страх обострил её чувства, подчинил разум и командовал делами. Страшно остаться одной во вселенной. Вот она и постаралась спасти человечество. А может, знаете ли, есть такие индивидуумы, у которых отсутствует чувство самосохранения. И она это исключение. Сбой генетической программы. Такие, бывает, рождаются. А затем погибают в суровой действительности. В таких отсутствует хватка, наглость и страх. Ведь нужно ещё уметь выкручиваться! Короче, ей чужды качества, которыми наделила нас природа для выживания.

-Не знаю я всех тонкостей психологии, - ответил капитан,- героев в этой истории нет, вы, наверное, правы. Возможно, просто нужный человек оказался в нужное время в нужном месте. Я признаться, и сам запутался. Был ли метеорит, пришелец, Зимородков? Но я не представляю другого такого человека вместо неё, с которым могло всё это произойти, и кто бы мог всё это вынести! И я могу точно утверждать, что благодаря таким людям, как она, как капитан первой экспедиции, их самопожертвованию, человечество продолжает писать историю. Только подумать, с каким легендарным человеком нас познакомила судьба! Человеком, чьи поступки способны восторгать, мотивировать на великие свершения!

- Если бы ваши дифирамбы ещё подтверждались фактами! Но я запомню эти слова, через три часа выходим в эфир, нужно что-то вкусное вещать народу, - произнёс властитель,- перед нами открывается новая, чистая страница. Мы не знаем, как именно люди попали на Землю. Были ли это космонавты или старина Дарвин прав. Хотя первое не исключает второе. Скажу больше! Я верю ему! Когда-то среди племени больших обезьян появился уникум, который взял в руку, тогда ещё лапу, ту самую пресловутую палку – орудие труда и обучил сородичей обозначать предметы звуками, иными словами – заставил говорить. И не надо выдумывать инопланетян, которые научили homo sapiens уму разуму. Кто ответит, откуда и по какой причине рождаются индивидуумы, способствующие развитию общества? Так уж устроены мы. Пластичные, способные к адаптации. Никто ведь не станет оспаривать, наука полна имён гениев, перевернувших ход целой эпохи! Не более как двести лет назад, руководствуясь высшей гуманностью на пороге назревающей гибельной мировой войны, семь лидеров объединили мир и народы в единое целое. Ведь все мы, по сути, дети одной планеты, объявили они! Мы должны зреть в будущее, использовать возможности достижимого космоса! Так Земля освободилась от кровопролитных войн за обоюдные ресурсы. И объявила день подписания Альтирского договора памятной датой, началом новой эры. Заметьте, семь человек изменили старый мир в одночасье! Не какие-нибудь семь миллиардов слизняков. Гениев единицы, все остальные – инертная биомасса. Это такая же истина, как то, что если бы не моя воля, никто не осмелился бы пять лет назад во главе огромной межзвёздной экспедиции отправиться на новую планету. И кто знает, что было бы с людьми, если развить худшие предположения с вашим метеоритом? Мы не можем помнить имён всех героев, за счёт которых существуем. Но мы благодарны им. Истина одна, писать историю будут всегда победители или выжившие. Герои для тех, кто будет населять новую планету, уже здесь… в этом полите! Одного вы видите перед собой, на другого смотрю я. Разве нет? Так зачем ворошить прошлое, отыскивая истину? Не всё ли равно, что разыгрывалось в кулуарах перед подписанием Альтирского договора, что стояло за принятием решения на самом деле? Имеет ли значение, чем я руководствовался, забрав с собой с Земли лучшую, генетически отобранную, часть человечества? Я ведь ещё ни с кем так не откровенничал, как с вами с тех времён, как потерял Ронни. Я привык отдавать приказы, не оглядываясь назад. Не оправдываясь. Вы ведь будете молчать обо всём, что знаете, не так ли?

Властитель умолк и слегка нахмурился, но вновь его лицо просветлело и стало беспечным, как прежде. Капитан отвёл глаза и сжал губы, ничего не ответив. Странная тёмная тень пробежала по его сдержанному лицу.

-И знаете ещё что, - сказал властитель,- возможно, она ещё может совершить какой-то подвиг, но вряд ли. Теперь ей нужно быть столь осторожной, чтобы не навредить тому впечатлению, что она произведёт на будущие поколения. Память о ней должна нести свет и как вы там сказали… мотивировать на великие свершения. Иногда, мучительная смерть героя сплочает народы, избавляет от ошибок. Это бывает лучше, нежели дурацкие поступки и сумасшедшие, необдуманные высказывания после действительно сильного поступка. Одно неверное слово, неправильное действие легко обесценивает любой подвиг,- властитель снисходительно улыбнулся,- но, не тревожьтесь, мне она ещё пока нужна.

-Я понял, лучше бы она взорвалась вместе с ракетой,- невольно вслух пробурчал капитан.

-Поэтому, мы должны быть бдительны! Её жизнь сейчас ещё более ценна для нас. Она доживёт до старости, где-нибудь в очень тихом и спокойном месте. Или погибнет на новом испытателе… я ещё не решил, – закончил властитель,- мы должны понимать, что теперь судьба героического поступка в нашей ответственности.

Наконец, капитан и властитель достигли центрального отсека. Затем, кратко в деловом тоне обсудили детали дальнейшего полёта, показатели систем и расстались.

Когда капитан удалился, властитель принял полулежащее положение. И, нервно ёрзая на мягком, массажном кресле в своих комфортабельных, просторных апартаментах, закрыл глаза. Ему не хотелось никого видеть. Он не желал, чтобы кто-либо заметил его волнение. С ним что-то происходило, он ощущал. Нет, внешне он прежний, но внутри…

Вошла совсем молоденькая космодресса в коротеньком синем платье униформы. Как всегда на подносе рядом с чашечкой из тонкого фарфора с дымящимся кофе, с пенкой в форме солнца с лучами, стояло блюдо, закрытое крышкой, инкрустированное драгоценными камнями, рядом лежали белоснежные салфетки, замысловато завёрнутые в виде едва распустившихся роз. Поднос был поставлен на специальный выдвижной столик перед развалившемся в массажном кресле властителем.

-Прошу, ваш кофе со сливками,- улыбнулась, зардевшись, космодресса,- свежая выпечка с охлаждённой клубникой, всё как вы любите, приятного аппетита.

-Пошла вон! – закричал властитель и столкнул пяткой поднос на пол. Чашка треснула, кофе разлилось, крышка загремела, а пышки и клубника покатились по полу.

Космодресса, утирая слёзы, поспешно выскочила из апартаментов. Зирду Прон яростно раздавил клубнику ногой и устало опустился на место.

Его не покидало чувство язвительной досады. Его переполняли противоречивые чувства. Он радовался, что всё обошлось, закончилось, но его угнетало осознание неисчислимых параллельных вселенных и чья-то возможность использовать всё это. Ему вдруг представилось человечество в виде копошащихся червей в яблоке. И он подумал, что его политы как слепые черви ползут от одного яблока к другому, даже не ведая, что творится на этой их одной ветке. Что уж говорить про другие деревья!

Неведомое будоражило его пытливый человеческий разум. Он подумал о будущем на новой планете. И оно больше не казалось таким светлым как прежде. Он попытался представить перекрёсток вселенных и дрожь проняла его.

-Червоточина!- выругался властитель, опять заёрзав в кресле.

Внезапно он ощутил, как сильно он её ненавидит! Ненавидит до исступления! Это она виновата! Именно поэтому она так теперь ему необходима. Нет, не для того, чтобы потешить самолюбие перед народом на фоне легендарного героя. Он держался за неё, как за очаг поражения, как за первоисточник заразы! Она стала частью неведомого, что затуманило его разум.

Он был подобен тому несчастному, что случайно столкнувшись с неизлечимо больным, испугался, что заразился сам. И теперь ему приходилось держаться за этого больного, чтобы выявить первые симптомы болезни, если они возникнут у него самого.

Властитель медленно, со смачной брезгливостью принялся перечислять в голове имена давно ушедших, но не забытых предателей, палачей и судий. Он даже ощутил к ним сочувствие. Смутно понимая, что не обойдёт судьбу этих злодеев, он ухмыльнулся. Всё же он заразился. Чем-то непонятным, гадким. Зараза медленно, но верно расползалась по жилам, тканям, обволакивала мозг, сковывала члены тела.

Он судорожно сжал руку в кулак, явственно ощущая себя тёмной дланью роковой судьбы, скорбной тенью беспощадного палача, что маячит за спиной мученика.

Поняв неизбежность предстоящего, властитель небрежно откинулся на спинку кресла и нервно засмеялся. Он хотел войти в историю как первопроходец, как вождь народов. Хотел, чтобы его имя стало синонимом новой эры человечества! Но она…

А собственно? Какое ему дело до будущего, где его уже не будет? Разве тяготят мёртвых осуждения будущих поколений?

Она отравляла ему мозг! Ему покоя не давало упрямое противостояние Никитиной, потому что врачи нашли её совершенно вменяемой! Её прямая насмешка, её плевок, её исключительность, её недосягаемое превосходство в сравнении с ним! Вот что заставляло властителя мучительно стонать и скрежетать зубами от бессильного гнева.

- Никуда теперь ты не денешься. Тебя будут охранять беспрерывно, пока я не выпотрошу из тебя истину. Пока не разоблачу! И ты признаешь, что никакая ты не исключительная, и что параллельных вселенных не существует, - прошептал властитель и надел очки виртуальности,- потому что это невозможно! Потому что ты такая же… обыкновенная как все.

Спустя некоторое время, в апартаменты властителя поступил сигнал тревоги. Следом за звуком сирены, в свете красных огней, явился капитан.

-Властитель, вы должны видеть это! – проговорил Рон Эру, задыхаясь от волнения, - всё зафиксировано!

Капитан провёл ладонью вдоль стены, чтобы появилось изображение. Он подождал, пока властитель освободиться от шлема.

-Что там у вас? Не можете оставить меня в покое на час!? Что? Опять что-то сломалось? Вы прервали мой виртуальный полёт! Я парил среди звёзд без костюма. Но это конечно иллюзия, виртуальность! - раздражённо возмутился властитель и, срывая с головы аппарат, воскликнул,- вот как она могла пребывать в космосе без всяких приспособлений!?  

-Взгляните! - сказал Рон Эру, не обращая внимания на беснование властителя.

На панели отобразился карантинный отсек. В полумраке которого лежала женщина.

-Вы с ума сошли? Зачем мне эта сумасшедшая? – Зирду Прон приподнялся с подушек.

- Это случилось ровно десять минут назад, как мы вышли! Она встала и, кажется, кому то протянула руку, вот так, – сказал взволнованно капитан, показывая властителю, как Никитина скрепляет пространство рукопожатием.

Было сложно разобрать, что происходит в карантинном отсеке, так как на записи присутствовали странные помехи, изображение плыло и рябило. Затем картинка вспыхнула и женщина пропала. На экране отобразился пустой отсек в мягких волнах успокаивающего света.

- Невероятно, да? – затаив дыхание, произнёс капитан.

-Скорее! Туда! К ней! – прокричал властитель, сам не свой от увиденного.

Он сорвался с ложа, отбросив шлем виртуальности, но капитан остановил его у выхода.

-Она ушла! Её нет! Больше нет на полите!

- Она что исчезла?! – вскричал властитель и схватил капитана за грудки, его рот исказился в необъяснимой злобе, - куда она делась?

- Ушла с Фрегом,- ответил капитан.

Исследование карантинного отсека не дало никаких результатов. Ни разрушений, ни потайных люков. Отважной женщины космонавта не нашли. Она действительно исчезла.

Спустя многие годы, учёные вновь и вновь изучали записи с полита, следовавшего во главе седьмой экспедиции, но подтвердить присутствие на нём Таны Никитиной так и не смогли. Некоторые записи были ужасного качества, на них не представлялось возможным определить её личность. Другие записи были случайно уничтожены, большая часть бесследно пропала. Все свидетели, что могли участвовать в деле с Никитиной, отрицали свою причастность, впоследствии некоторых постиг несчастный смертельный случай.

Впрочем, прорабатывались самые странные версии. Бытовало мнение, что Никитина была попросту ликвидирована на полите «Рида», а подкупленный предложением стать первым должностным лицом (тоесть правой рукой властителя) капитан предпочёл замалчивать об убийстве. Противоположной версией считалось, что напротив, капитан Рон Эру помог Никитиной тайно сбежать, точнее помог ей вернуться на Землю. Но всё это были лишь слухи, доводы.

Изученные остатки полита, вмёрзшего во льды колец планеты RY, тоже не внесли ясности в дело. Полит «Энергия» стал мемориалом, рядом с ним расположилась база имени Зимородкова. Так сказать перевалочный пункт между Землёй и новой планетой.

Так и не добившись правды, учёные пытались объяснить возможность присутствия Таны Никитиной на борту «Рида 1» даже неким фантомом, так как она на Земле принимала участие в тестировании межзвёздных космических кораблей этого типа.

В официальной версии было записано, что Тана Никитина, легендарная женщина космонавт, спасая человечество, на восстановленной ею ракете взорвалась вместе с метеоритом.

Эта повесть дошла до нас благодаря правнучке того самого капитана, что знал Тану Никитину ещё с лётного курса, он успешно довёл политы и посадил на планету RY, в последствии названную Рида. Рон Эру подписал бумаги о неразглашении тайны и хранил молчание до конца своей жизни, поэтому достоверность истории остаётся под сомнением.

Свою историю, юная писательница заканчивала следующими словами: «Мы не знаем имён всех тех, кто беззаветно отдал свою жизнь ради спасения чужих жизней. Разве важно, что двигало бесстрашным сердцем? Безрассудство. Долг. Амбиции. Мы благодарны всем им. Мы верим, что ничто не исчезает бесследно! Мы часть общего, мы одно целое, плывущие сквозь звёзды, сквозь вечный поток мироздания…»

Стоит отметить лишь одну важную деталь. Спустя время, на борту флагманского полита, в каюте капитана Рон Эру, был обнаружен видофон. Где хранилась схема, давшая возможность в ближайшем будущем построить мощные сверхскоростные корабли.