ПУТЬ В ОДИН КОНЕЦ

13.03.2018 14:14

ПУТЬ В ОДИН КОНЕЦ

 

Я подошёл к своему путешествию более, чем разумно. Обычаи и нравы. Культура и ценности.

Язык! О, сколь трудно он мне давался. Хотя многие туземные диалекты мне давались легко. Я не хвалюсь, но я действительно полиглот и вообще я в тридцать лет уже мог общаться почти на всех современных языках.

Но я потратил на подготовку не один десяток лет. Ведь это так важно, не упустить ни малейшей детали для достижения главной цели. Если из-за какой-либо мелочи у меня не получиться найти искомое, то это непоправимо! Ведь у меня путь в один конец.

Я изобрёл машину времени. Вот она! Большой зал, блестящий как обшивка космического корабля. И всё это помещение - моя машина времени. Да, она такая. Я могу переместиться куда угодно по широте и долготе и в какое угодно время. В прошлое и в будущее! Но безвозвратно! Ведь я не могу перетащить всю свою лабораторию с собой.

Что же я хочу повидать? Да, многое! Когда я был молод, я размышлял так. Например, меня, как и многих молодых учёных интересовало далёкое прошлое. Откуда пришли люди на Землю? Были ли это пришельцы с другой планеты? Или мы действительно произошли от «обезьян»? Поэтому, собственно говоря, я и посветил свою жизнь на создание этой машины!

-Папа, папа! – кричал мой девятилетний сын, - там же водятся саблезубые тигры! Нужно вооружиться, как следует!

- Я тоже хочу к обезьянкам! – жаловалась моя пятилетняя дочь.

И вот я представляю, как я заявляюсь в первобытную пещеру, где живут предки «обезьяны», весь обвешанный новейшим вооружением. О, да! Я прямо вижу этот переполох в стае! Они все разбегаются от меня с визгом. А я кричу им вслед: «я прибыл из будущего!» Вот так я и стану той самой первой говорящей обезьяной. Вот вам и ответ на вопрос Дарвина, как «обезьяны» научились говорить. Эти мысли меня заставили улыбнуться.

-Уж лучше отправиться в развитую цивилизацию! – сказала моя жена,- в древнем мире ты не выживешь! Да и что хорошего в охоте на мамонта? Если не с кем поделиться радостью и горем. Не с кем поговорить!

Я опять задумался. Ну что ж отправлюсь к истокам древних цивилизаций. Но если уж перемещаться в древние цивилизации, то наверняка лучше оказаться в одной из самых интересных. В наполненной загадками эпохе.

Древний Египет. Времена Рамзеса 2. Великий Нил разливает свои бурные воды на широкие, иссушенные солнцем поля, жаждущие разлива. И жрецы с пышной процессией выплывают на лодках на середину реки, чтобы воздать жертвоприношения богам. Люди со страждущими глазами обращают взгляд на восток, откуда приходит Великий Ра. А фараон во всём своём великолепии, весь облачённый в золото восходит на вершину дворца и провозглашает начало нового года. Я представил себе, как вижу его своими глазами.

Там я смогу узнать, как строились великие древние пирамиды. Я прямо вижу, как воздвигаются над моей головой огромные камни, всё выше и выше ввысь, с трудом перетаскиваемые слонами и рабами. О, пожалуй, и меня обратят в рабство.

-Я бы хотел попасть под стены Трои! И увидеть великое сражение! – воскликнул мой сын, увлекающийся историей.

-Тоже верно,- ответил я.

- Только представь, папа!  -восторженно говорит сын,- Древняя Троя. Высокие стены и начало сражения. Солнце высоко в небе, воздух плавится от жары. Слышится звон металла и ты видишь ровные ряды воинов. Они уверенно наступают. Все они настоящие атлеты. Все до одного умелые воины и бесстрашные бойцы.

И дальше моя фантазия развернулась, я представил следующую картину.

-У стен их ждут защитники Трои,- воскликнул я,- И вот уже ряды смешались. Я не успеваю следить за разящими ударами и вскипающей в воздухе крови, что брызжет на горячий песок. Но вот я вижу, как проносится мимо меня сам полубог Ахилесс! Он мчится на своём гнедом коне в гущу сражения. Величественно горят в лучах солнца его доспехи и сверкает меч, разрубающий тела противников. И вот, в не знающей промаха руке, поднимается копьё и бьёт лучника на высоких стенах крепости! 

-Папочка, у тебя тоже будет меч и копьё? – спросила дочь.

-Я не умею сражаться, что я буду там делать,- вдруг пожал я плечами.

-Да уж,- мечтательно улыбнулась моя жена,- в то время мужчины были бесстрашными воинами! Умели сражаться руками. Имели стальные мышцы, железный пресс…

-Хватит,- перебил я её,- я туда точно не стану перемещаться!

-Тогда в Древнюю Русь! – сказал сын,- там ты будешь свой! И тебя не убьют! Ты станешь мудрецом! И услышишь, как предки возводят песнь Перуну! Увидишь, как вздымаются кострища, а искры летят в ночь. Они будут провожать убитых в небо и приносить кровавые жертвы богам!

-Пусть лучше отправляется в средневековую Европу, там побольше ужасов! – ответила жена.

-Пожалуй, - кивнул я,- это тоже интересное время. Средневековье. Чума. Рыцари. Великолепно! Прямо чувствую смрад и вонь на улицах и в домах. Жуткое зрелище. Повешенные колышутся на виселицах, а мёртвые, поражённые болезнями, возле каждого дома, сваленные в кучи.

-Сделаешь себе и им всем прививки от всех болезней и прославишься как великий доктор! - сказала жена.

-Ага, скорее меня провозгласят магом и колдуном! Тогда от суда инквизиции мне ни одна прививка не поможет! – ответил я.

-О, кажется, я знаю, куда тебе нужно отправиться! – воскликнул мой сын,- в 1943 году в танковом сражении участвовал наш древний прапрадед! Ты можешь с ним встретиться! Ты скажешь ему, что мы победили! Он ведь так и не узнал об этом!

-Разве он примет мои слова всерьёз? – грустно сказал я,- ведь когда я скажу, что прибыл из будущего, он подумает, что незнакомый солдат сошёл с ума от страха!

И я представил себя на войне. Великая отечественная война 1943 год. Я выглядываю из окопа. И вижу, как надвигается нескончаемая вереница закованных в броню танков. Лица бойцов в копоти, все напряжены. Но вот один солдат, что рядом со мной, что с синими  глазами, как у меня, хватает гранату и лезет навстречу жужжащим гусеницам, ворочающим чёрную, дымящуюся от воронок, землю. И я ползу. В руке у меня тоже граната. Возможно, что и я положу свою голову там.

-Ты спасёшь его папочка? Он вернётся домой?- воскликнула дочь, встряхнув кудрявыми волосами.

-Но тогда красавица Маруся не выйдет замуж за второго мужа. И не родиться брат у нашей древней прапрабабушки, чей праправнук станет славным учёным, который изобретёт новый вид энергии. Нет, я не имею права менять историю.

-Тогда будущее? – предложила жена.

-Нет, исключено! – ответил я,- будущее я сразу отвергаю! Я же не знаю, что там! Я могу не угадать с местом прибытия и впишусь в стену какого-нибудь сооружения. Или вообще повисну в пустоте.

-Ты держишь в голове только плохие сценарии развития истории на Земле? – спросила жена,- я уверена, что в будущем вокруг будут благоухать диковинные сады и мы приобщимся к природе!

-Да, после ядерной войны… приобщимся,- скептически промолвил я,- лучше уж в прошлое.

-Может быть, всё-таки в будущее? – спросил сын, - неужели ты не хочешь узнать…

-Нет,- отрезал я,- и что я там стану делать? Я же ничего не пойму, нигде не пригожусь.

-Ты расскажешь о машине времени и они отправят тебя обратно! Они там всё всё умеют! – сказала дочка.

-В будущем может и не окажется никого, кто смог бы отправить меня в прошлое, - ответил я.

-Значит! – сказал сын,- я вырасту и отыщу тысячу планет, чтобы люди могли в случае чего переселиться!

-Это хорошо,- согласился я,- но я не могу этого знать сейчас. Что если я зависну в пустоте? И задохнусь. Вот будет приключение!

-Я передам твои координаты и точное время прибытия в будущее. И как только ты появишься, тебя сразу спасут! – уверенно сказал сын.

-И меня станут изучать как древнее ископаемое? – покачал я головой,- нет, спасибо!

Вначале мы восторженно и часто обсуждали моё предстоящее путешествие. Но однажды, случилось вот что.

-Папочка! – воскликнула дочь, серьёзно посмотрев на меня чистыми и невинными глазками, - а правда, что ты не вернёшься домой? Никогда, никогда?!

Я промолчал. Сын отвернулся. Жена ушла готовить ужин. С этой минуты время расставания стало угнетать мою семью. Мы перестали говорить о путешествии. И вообще больше не затрагивали эту тему. Будто забыли о ней. Будто машины не существовало. Но она каждый день отсчитывала моё время. С каждым днём всё сильнее чувствовалось время расставания. Время последнего дня, за которым мы возможно никогда не встретимся вновь. Но я знал, что уйду. И уже знал куда. Но не сказал никому. Впереди много работы.

Так прошло много лет. Мой сын вырос и превратился во взрослого мужчину. Он летит сейчас где-то в космосе, в поисках новых планет. Дочь моя стала взрослой женщиной. У меня уже два прекрасных внука. Надеюсь, я вырастил хороших людей и в будущем ничего страшного не случится…

И вот мой день наступил. Раннее утро 16 июня. Я зашёл на кухню и обнял жену. Я ощутил её дрожь. Она взглянула на меня, на мою одежду и сразу всё поняла. В её глазах дрожали слёзы, и чашка выскользнула из рук, и я запомнил пронзительный звон, когда фарфор разбился вдребезги.

Нет, она не отговаривала меня. Она молча плакала, провожая меня до лаборатории. Я запомнил её большие серые глаза, наполненные болью и радостью. Она знала, как много для меня значит это путешествие. На подготовку я потратил много лет.

Я закрыл дверь. И ввёл координаты места и время прибытия. Я был уверен в своём выборе. Да и как иначе? И боялся теперь одного, что неправильно рассчитал дату из-за смещения времени. А ведь это так важно!

Я зашёл в центр поля и закрыл глаза. Что-то потрескивало сверху. Свечение приборов давало возможность осознавать, что я всё ещё нахожусь в лаборатории. Я даже нахмурился и приуныл.

Наступила тьма. Внезапно. Уж не перегорел ли механизм? Не расплавились ли датчики?

Я открыл глаза и обернулся. Тьма. Она была повсюду. Я подумал, что ничего не вышло! Но, нет. Я стою на твёрдой почве. Просто на Землю спустилась ночь. Я ступил вправо, влево. Дыхание сбилось. Вокруг тишина, лишь учащённый стук моего собственного сердца наполнял вселенную!

Я стоял возле небольшой рощицы. За ней мелькал огонёк. Он исходил из маленького окошечка каменного дома, приветливо освещая мне путь. Но я не пошёл к дому. Я намеревался идти в другую сторону. Стояла удивительно прохладная ночь. Ветерок трепал мою тунику, колыхал седые волосы.

Я вошёл в сад и увидел во тьме человека. Он стоял один, обратив взор к чёрному, усыпанному звёздами, небу. Высокая фигура, серая одежда, длинные спутанные волосы. Я с трудом различил его среди тёмных веток смоковницы.

Ноги мои дрожали, я с трудом подавил нарастающее волнение, мысли путались. Почему то я был уверен, что это именно он!

Долгую минуту я стоял неподвижно, созерцая представшую передо мной картину. Не описать волнения, что испытывал я. Не передать чувств, которые обуревали меня.

Он стоял в тишине. Лишь свет звёзд освещал его бледное лицо. Одет он был просто, намного проще, чем я себе представлял. Эта запылённая дорожной пылью ткань, годилась лишь для того, чтобы скрывать наготу. Но не более. Он стоял босой. Признаюсь, мне даже стало стыдно за свою добротную тёплую тунику, которую я подобрал для путешествия.

Я готов был броситься навстречу. Закричать, схватить его за руку, потащить прочь! Но я не сделал этого. Я лишь робко двинулся вперёд. Чудная ночь располагала к тишине.

И тут я пришёл в ужас! Если я расскажу ему сейчас про будущее и заставлю меня послушать, чтобы избежать беды, то изменю историю! И может быть, совершу глубочайшую ошибку!?

Но назад пути не было. Я не мог иначе! И чем ближе я приближался, тем отчётливее понимал, что поступаю верно! Или я убеждал себя в этом? Помню, я лишь думал о том, что от переживаний не вспомню ни единого слова на древнем языке, что заучивал в течение последних нескольких лет!

Но вот я стою рядом. Я так разволновался и растерялся, что действительно, напрочь забыл язык, на котором должен был заговорить с ним.

-Иисус! – воскликнул я на своём родном языке, а он обернулся ко мне, тихая улыбка играла на его устах,- послушай меня! Я хочу предупредить! Этой ночью тебя предаст Иуда за 30 сребреников! Тебя схватят и поведут на суд к Понтию Пилату! Тебя осудят как преступника! Они наденут тебе на голову терновый венец и заставят нести тяжёлый крест на Голгофу! Они пригвоздят тебя к распятию и станут издеваться и протыкать тебя остриями копий! Они будут поить тебя смоченными в уксусе губками, вместо воды! Может быть, я не должен был говорить этого всего, но я не могу иначе! Я специально прибыл из будущего, чтобы предупредить тебя. Пусть я буду виноват в том, что изменю историю… Но я хочу помочь тебе, Иисус!

Он, молча, выслушал меня. И вдруг положил свою руку на моё плечо. И я умолк, проникшись спокойствием. Его рука была легка. И я ощутил тепло ладони. Мне показалось, что знаю его давно. Будто мы давние приятели. Он заглянул мне в глаза. Я смотрел в его карие красивые глаза, очерчённые густыми чёрными ресницами. Его проникновенный взгляд, спокойный, глубокий был бесконечно добр. Казалось не я, а он сочувствует мне!

Так, бывает, смотрит мудрый отец на провинившегося сына, когда тот сломал его дорогую памяти, очень ценную вещь и боится наказания. А ведь теперь я сам был старше его на тридцать с лишним лет!

-Утешься,- сказал он мне, - ибо все мы странники, но у каждого свой путь домой.

Я не знаю, на каком языке он сказал мне эти слова, но я точно понял его. Его голос был мягким и убедительным.

Он убрал руку, и я в смятении заморгал, будто что-то попало мне в глаза. Я едва справился с приступом меланхолии. Нет, больше я не испытывал угрызений совести, в том что попытался изменить, а попытавшись, что не смог его разубедить. Я просто осознал истину.

Я оставил его, вышел из сада. Но пока я шёл, то неосознанно размышлял над (уже необоснованными) страхами. Я видел, учеников внизу холма, они спали глубоким сном и ничего не видели.  Вот что бы они подумали обо мне? Какое объяснение пришло бы им в голову, кто я и откуда появился? И зачем смущал Иисуса!

Как вдруг обнаружил, что я далеко не один тут! Хотя вначале мне казалось, что мы с ним находились наедине. В саду один за другим появлялись разные личности. Одеты они были не в туники, даже не в ткани. Лица их были настолько необыкновенны и различны, что я не мог соотнести их к какой-нибудь известной мне ранее расе.

Они подходили к нему по одному. Шли один за другим. И возвращались обратно. Я слышал множество чужих языков и не мог понять многие. Некоторые диалекты мне не были знакомы, хоть я и знал почти все земные. Это были не Земляне. Пришельцы говорили, а он понимал их. Пришельцы из далёкого будущего? Пришельцы с других планет? Впоследствии они поведали о себе. Некоторые из них следовали за мессией с того самого времени, как звезда озарила небо над Вифлеемом. И мне было утешением, что мою машину восстановили и доработали, мне рассказали, что экспедиция моего сына обнаружила новые планеты.

Он говорил со всеми и с каждым. И каждый уходил с тайным блеском в глазах. Для каждого у него находились свои слова.

Наблюдая за процессией пилигримов, стекающихся из разных временных отрезков, из далёких уголков необъятной вселенной, я снова принялся размышлять. И вспомнил недавние рассуждения на факультете. Скептики моего мира и времени наверняка до сих пор пытаются доказать, что любой из будущего произведёт фурор в прошлом. Любой. Любой смог бы совершать удивительные «чудеса», попав в прошлое! Они пытаются объяснить «чудеса» простыми вещами. Наверное, и сейчас они утверждают, что видимо «шутник из будущего», поджигающий зажигалкой кусты в пустыне смущал Иисуса!

Я снова огляделся по сторонам, пожимая в праведном возмущении плечами. Ну как и кого тут можно смутить и ввести в заблуждение!?

Наконец, когда нескончаемая вереница, состоящая из разнообразных паломников, разошлась, оставив Иисуса одного в саду, на востоке забрезжило утро.

И когда свершилось то, что должно было свершиться, никто из нас уже не вернулся прежним. И хоть у многих была возможность вернуться назад, мы взяли посохи и пошли. Мы разошлись по разным далёким уголкам Земли.